Блог Яны Литвиновой: перед отлетом из гнезда

Дата: 28 октября 2017 в 17:27 Категория: Новости стран мира

Меня разбудила собака. В этом, конечно, нет ничего удивительного: животное почему-то предпочитает питаться ночами, и я — единственный человек в семье, который реагирует на ее скорбные завывания под дверью.

Удивительным было то, что дело происходило в шесть часов утра. Как правило, последний прием пищи в день происходит четырьмя часами раньше. Не сразу сообразив, что к чему (мой мозг спросонья способен только выполнять функции на уровне рефлексов), я покорно потащилась на кухню.

По дороге я отметила открытую дверь в спальню одной из крошек. Решив ее для порядка прикрыть, я мельком взглянула на кровать и похолодела: смятое одеяло было отброшено в сторону, подушка примята, но совершенно пуста, ребенка в постели не было.

Сон испарился, как бес перед заутреней, сердце предательски подскочило куда-то в район гортани, а ноги почему-то стали ватными и тяжелыми. Всхлипнув от ужаса, я ринулась в помещения санузла: в обоих царила темнота и полная пустота. Дочери в доме не оказалось.

Разумеется, первым делом я бросилась проверить второго ребенка. К счастью, она мирно посапывала на положенном месте, и была вполне материальной: я ее на всякий случай даже пощупала.

Растолкав сонную отроковицу, я постаралась добиться от нее связного рассказа о том, куда же подевалась ее сестра. Ребенок мычал, мотал головой и явно хотел как можно быстрее вернуться в объятия Морфея.

— где Чарли???

— Мммм, ушла…

— Куда?

— Ааа-ууу-аа (сладкий зевок). В тренажерный зал.

— КАКОЙ???

— Ну, у метро…

— Какого метро?

— Ну, нашего.

Выдав последний кусок информации, дочь повернулась ко мне спиной и тут же уснула.

Почему-то все эти сведения меня нисколько не успокоили. Правда, на телефонный звонок блудное дитя все-таки откликнулось, хотя и не с первой попытки.

— Мам, все в порядке, я иду в тренажерный зал, там наша подруга работает, и я с ней позанимаюсь с утра.

— Какой тренажерный зал в шесть часов утра??? От ужаса голос пустил петуха, тем более, что в тот момент я еще не оправилась от какой-то гнусной простуды.

— Он открывается по воскресеньям в девять утра! В девять, а не шесть! Немедленно иди домой! Там на улице люди хоть есть?

Ребенок покорно вздохнул и пообещал, что идет обратно.

Последующие 15 минут я провела, мечась от окна к двери и обратно. Собака сообразила, что кормить не будут, и обреченно улеглась на диване. Впрочем, вполне возможно, что она разбудила меня именно для того, чтобы дать понять, что один член семьи коварно сбежал из дома. Дуся, как всякая уважающая себя овчарка, терпеть не может, когда мы разбредаемся в разные стороны.

Наконец дочь появилась и с порога набросилась на меня:

-Как тебе не стыдно! Анджела меня ждала, она там работает. К ней по воскресеньям некоторые клиенты приходят позаниматься с утра пораньше, и она нас позвала, но Мышь (сестра-близнец) не захотела, вот я и пошла одна! А ты меня заставила, я уже сразу с порога зала повернула, извинилась и ушла! Немедленно извинись!

Сообразив, что несколько погорячилась, я принялась оправдываться, что, мол, перепугалась страшно, чуть инфаркт не заработала, да и что бы она делала на моем месте? Ради бога, если ты хочешь в воскресенье (!!!) вставать глухой ночью и идти заниматься физической подготовкой, то флаг тебе в руки, дорогое дитятко, только, умоляю, предупреждай меня заранее.

Дочь благородно сменила гнев на милость и призналась, что, наверное, надо было рассказать о своих планах, но извиниться перед Анджелой я все равно должна.

Я покорно надиктовала извинительную смс-ку. Тащиться за очками в свою комнату у меня не было сил, поэтому текст набирала сама виновница торжества.

К счастью, таинственная Анджела оказалось девушкой вежливой и вскоре ответила, что, мол, все понимает, и зла не держит.

Самое удивительное, что после этой истории мне даже удалось как-то уснуть.

К сожалению, это событие стало еще одной иллюстрацией непреложного факта, что дети, в общем-то, выросли.

Всего неделей раньше мне пришлось пережить еще одно потрясение.

Девицы у меня общительные, а соцсети дают прекрасную возможность знакомиться по интересам. Я знаю, что у них появились какие-то друзья по переписке: одной из них я отправляла подарок в далекий Таиланд, другой по «Скайпу» помогала написать сочинение по английскому языку, а письма третьего разбирала с точки зрения психологии и отношений между полами.

Моя дочь интересовалась, просто ли так этот третий присылает ей свои фотографии с обнаженным торсом, или у него еще что-то на уме есть?

К счастью, обладатель скульптурного торса (ей богу, если бы мне было 17 лет, я бы в него влюбилась) обитает в Лос-Анжелесе, и пока, вроде бы, приезжать к нам в гости не намерен.

Подруга номер два, та, которая с сочинением, проживает во Франкфурте. При этом сама она не немка, а марокканка, правда, семья ее переехала в Германию уже довольно давно. С нею у моей Мыши сложились очень теплые отношения, и наша марокканская немка уже давно звала мою дочь приехать в гости.

Наверное, вы догадываетесь, что отпускать ее мне категорически не хотелось.

Наверное, вам также понятно, что ребенок жаждал вкусить самостоятельности.

С огромным трудом я запихнула поглубже желание запретить эту эскападу раз и навсегда. К тому же в голове проснулись «несвоевременные мысли» о том, чем я сама занималась в 17 лет. Пришлось вспомнить, что в первое самостоятельное путешествие на самолете я отправилась в 16 лет. Первый отпуск с подругой, а не с родителями случился в 17. В том же возрасте я покинула родной дом и отправилась в Москву учиться.

Ну, вы и сами, наверное, помните, что такое 17 лет и первый жизненный опыт вдали от дома…

Подробностей рассказывать не буду, дабы не губить репутацию и не терять респектабельности. Шучу. На самом деле, я была существом скромным, стеснительным, глубоко комплексующим по поводу своей внешности и привлекательности в глазах противоположного пола. Хотя все вышеизложенное не помешало мне совершать не слишком продуманные поступки.

Короче, согласие на одиночный вояж во Франкфурт было дано. Перед отъездом я снабдила дочь телефонами и адресом британского консульства. Сказала ей, что если хоть что-то не понравится, или она себя почувствует неуютно, ну и если хоть какая-то опасность, выдуманная или, совсем наоборот, реальная, то бросай все на свете кроме паспорта и топай в консульство, где тебе как британской гражданке обязательно помогут.

Ребенок покорно кивал головой и клялся, что будет проявлять бдительность и осторожность буквально на каждом шагу.

Как я пережила эти четыре дня, сама не понимаю. В голову лезли всевозможные неприятности, на которые может наткнуться молодая, длинноногая, хорошенькая, но еще весьма глупенькая в житейском смысле девушка в чужой стране.

Первый раз меня слегка отпустило, когда дочь позвонила, чтобы сообщить, что добралась до аэропорта и находится на пути домой. Второй раз уже более существенно полегчало, когда ее рейс приземлился в «Хитроу».

Все два часа, пока ее самолет летел из пункта А в пункт Б, я каждые пять минут заглядывала на специальный сайт, который фиксирует местоположение всех самолетов, находящихся в европейском воздухе. Маленький значок самолетика, под которым загорался номер ее рейса, постепенно переполз из Германии в Бельгию, пересек Ла-Манш, развернулся над устьем Темзы, покружился вокруг Лондона («Хитроу», как ни крути, — один из самых загруженных аэропортов мира, и посадку иногда приходится ждать). Наконец на сайте выскочила надпись: «приземлился, рулит к терминалу».

Вот на этом месте я и перевела дух, и к тому моменту, как довольный своим приключением ребенок появился на пороге родного дома, была уже практически спокойной.

Не знаю, как другие родители переживают взросление своих детей, но мне оно дается с огромным трудом, хотя внешне я себя веду совсем нормально и демонстрирую миру полное спокойствие.

Но ужас-то в том, что этот окаянный процесс еще и растянут по времени!

Все началось с самостоятельного похода в школу. Потом степень свободы повысилась до самостоятельных походов к подругам, выезда в центр, поездке на электричке к другу детства Сэму в другой город, самостоятельного возвращения из летних школ в далеких университетах. И как апофеоз — самостоятельный вояж за границу.

Причем, если все пойдет по плану, то дальше будет только хуже. В последнее время обе крошки стали хитро улыбаться (не иначе как сговорились) и повторять, что, мол, дорогая мамочка, ты, надеюсь, понимаешь, что после того как нам исполнится 18, ты уже ничего нам запретить не сможешь?

«Коза Ностра», «Боко Харам» и прочие ужасы

И главная-то пакость как раз и заключается в том, что действительно не смогу. Чарли, например, намерена на год отложить поступление в университет (есть такая система, что подаешь в одном году, а образование начинаешь в следующем, взяв отсрочку) и для приобретения небольшого опыта отправиться в Румынию работать в благотворительном детском доме для сирот.

Я, наверное, должна ежедневно благодарить свою счастливую звезду, судьбу или какое-нибудь божество, что в планах у нее пока что только Румыния. Потому что поначалу дитя собиралось отправиться в Африку — в Танзанию, например, или Нигерию. Кто такие «Боко Харам», я в курсе: у меня от такой перспективы даже корни волос от ужаса заболели!

На помощь пришла учительница дочери, причем учительница любимая. Как выяснилось, ее родная сестра как раз и является директором такого детского дома в Румынии и охотно готова принять моего ребенка в качестве добровольца и стажера.

И только я успокоилась по этому поводу, как и второе дитятко мне задумчиво сообщило о своих планах. Хотя она вообще-то перерыв на год брать не хочет, но есть возможность поработать в полиции других стран в качестве стажировки, и это очень интересно. Как варианты она вывалила на мою голову Милан и Цюрих.

Что приходит в голову при упоминании итальянской полиции? «Коза Ностра».

И еще сразу начинает обрастать мысленными подробностями вариант, когда обе крошки возвращаются из своих заграничных турне, ведя за собой женихов. Что, если это будет член «Коза Ностры», который очень любит свою мамочку?

В последний год я поняла, что все мои либеральные взгляды превращаются в классический домострой, как только я начинаю думать об их дальнейшей судьбе. На полном серьезе возникают сожаления, что браки по сговору в нашей среде больше не популярны.

Как обычно, приходится прибегать к любимому способу аутогенной тренировки: ВСПОМНИ СЕБЯ В ЭТОМ ВОЗРАСТЕ!

Как все-таки хорошо, что подробности моей далекой и не самой тихой молодости, им совершенно не известны…

По сообщению сайта BBC Russian