Интервью: Как агитатор пользовался «Самарой» на президентских выборах

Дата: 26 октября 2017 в 20:02 Категория: Новости политики

Один из кыргызских правительственных серверов, обрабатывающий личные данные граждан страны, использовался для хранения частной базы данных. Она получила название «Самара» и использовалась для влияния на избирателей во время президентских выборов. Один из агитаторов, работавших на выборах, анонимно рассказал журналистке Марине Сколышевой, как он пользовался этой системой.

Этот материал — продолжение расследования Kloop.kg о сайте «Самара». Если вы еще не читале его, вы можете сделать это здесь.

Марина Сколышева: Как вы стали агитатором, как использовали сайт samara.kg?

— Близкий мне посоветовал. Буквально за две недели мне сказали, что вот выборы, и есть возможность поработать агитатором в штабе.

М.С.: В штабе у…?

— У Жээнбекова. Мне дали адрес, я поехал в штаб, мне сказали, что нужно собрать паспорта. Они их собирали, открывали базу, «Самару», открывали [отдельную] страничку на агитатора. Сколько человек я сагитировал, сколько человек мне паспорта дали, [стольких] я вбиваю в свою страничку — их имя, фамилию.

Потом я иду в районный штаб, там человек 10-15 операторов, подходишь к оператору со списком, с паспортами, показываешь: вот, это мои паспорта, этих людей я сагитировал. Они берут, проверяют сначала, подходят ли они, есть ли у них биометрика. Если биометрика есть, если адрес, городская прописка позволяет [принять участие в выборах], они принимают этот паспорт и вбивают в свою «Самару».

Если у кого-то нет биометрики или по прописке не проходит, они просто возвращают паспорт. Допустим, 10 паспортов прошли, они эти паспорта берут и выдают типа… как сказать… расчетный счет, ну, финансы — оплачивают это.

М.С.: По человеку?

— Да, по человеку. Там такса своя есть — они платят за 10 человек, допустим, столько-то. У них там кассир есть. Они мне выписали расчетный счет, я иду к кассиру. Она полностью, как положено, мне чек выписывает, паспорта упаковывает в конверт, в сейф кладет. Они не говорили, до какого [числа] будут держать паспорта, но за день до выборов они их выдали.

У них такое условие было — люди должны были с паспортом пойти на участок и проголосовать в обязательном порядке. Если они не проголосуют, то вторую половину денег вы не получите.

М.С.: Выдавали уже не вы, они сами?

— Они сами, но выдавали не в штабе, а через кураторов. Допустим, у меня один куратор был, она мне выдавала и другим выдавала. Просто выдала и все.

Первую часть [денег] получили. Допустим, я 20 человек собрал, за них я первую часть получил. А вторую часть уже после выборов они оплачивали. В зависимости от количества людей. Они считают, как положено, чек пишут. Ты расписываешься, пишешь, что получил 2000 сомов, деньги получаешь, уходишь и дальше идешь агитировать, паспорта брать. Копии они не принимали паспортов.

У них такое условие было — [сагитированные люди] должны были проголосовать обязательно, с паспортом пойти на участок и проголосовать в обязательном порядке. Потому что, если они не проголосуют, то вторую половину [денег] вы не получите.

М.С.: Как это проверялось?

— Ну «Самара», вот эта программа. Они ее как-то соединили с базой, по биометрике проверяли. Допустим, мой человек не пришел, не проголосовал — получается, биометрику (имеется в виду процедура идентификации на участке — прим. авт.) он не прошел. Они смотрят: человек из моего списка не пришел на голосование. И они уже считают и говорят: «Вот, у вас, оказывается, столько человек не пришло».

М.С.: А результаты голосования? За кого человек проголосовал, невозможно было отследить?

— Вот, за кого проголосовал, они никак не могут узнать, они нам даже сами говорили это.

— Оказалось, у меня 10 человек на выборы не пришли. Говорят, давайте деньги обратно. — Отдали? — Ну, какую-то часть отдал, было очень больно.

М.С.: Каким образом агитировали? Был подкуп или это все словесные уговоры были?

— Я у  Бабанова, [когда были выборы] в горкенеш, тоже чуть агитировал на участке. Здесь было чуть по-другому. Вообще, в первый раз такое вижу, что паспорта берут. Я не знаю, для чего им эти паспорта, они их берут и держат до выборов, потом их выдают.

У кого-то я спрашивал, ну, не в штабе, а у друга — он говорит, что они забирают паспорта, чтобы в это время [избиратели] другому кандидату не ушли. Другие кандидаты, я слышал, принимали даже копии паспортов, и за это деньги получали. Но здесь условия посложнее были — [нужны были сами] паспорта. А люди боятся давать паспорта. Вообще, многие не давали, боялись, это еще надо было так убедить их, что паспорта не потеряются.

А «Самара» — в нее за день до выборов пустили вирус. Это хакеры какие-то — из России или Казахстана — пустили вирус, и она три-четыре дня не работала. Выборы прошли, и они [сотрудники штаба] не могли узнать,  сколько из моих […] человек проголосовало. А им же расчет надо делать. Поэтому сделали полный расчет, заплатили за всех. Потом после выборов дня три проходит, они обратно восстановили эту базу, и проверили. Оказалось, у меня 10 человек [на выборы] не пришли. Говорят, давайте [деньги] обратно.

М.С.: Отдали?

— Ну, какую-то часть отдал, было очень больно отдавать.

М.С.: У вас чеки сохранились?

— Чеков они в руки не давали, они у себя все писали, там расписываешься и все. У них там бухгалтерия какая-то своя. А расчетный счет — один остается у оператора, который проверяет документы, один остается у кассира, а я на руки получаю только кэш.

Вообще, у них там штаб большой был, даже охрана с милицией была. Он находился на [пересечении] Карла Маркса и Горького.

М.С.: Я правильно понимаю, что вам была доступна только часть сайта samara.kg, куда вы вбивали свою базу, а там уже операторы перенаправляли в общую?

— Они так же открывали, проверяли, какой УИК, подходит ли [избиратель] по прописке — может, могли и на моей страничке [смотреть]. Какая у них там была «Самара», я не знаю, я не заглядывал в компьютер, мне неинтересно было. Мне главное было побольше людей сагитировать, собрать вот эти документы.

М.С.: А что значит «поцелован» в этой системе?

— Слово «поцелован» — это типа проголосовал человек или не проголосовал. Это, по-моему, только после выборов они могли [отметить]. Это сначала, до выборов, напротив каждой фамилии были крестики, а после выборов там уже галочка, если человек проголосовал. Вот это «поцелован», скорее всего. Но я это не видел, потому что туда вирус закинули.

Это все так красиво было сделано, грамотно: «Самара», свой сайт, никто ничего не скрывал, не боялся, как будто это так положено, и все.

М.С.: На какой сайт теперь перевели базу?

— Штаб же закрыли за день до выборов, то есть за два дня. Уже штаба нет. Обналичивание второй части уже где-то в кафе было, и еще возле этажного дома. А там уже все — какая база? Я заходил после, смотрел — уже все, нет ее, она уже заблокирована, эта «Самара». А какая база дальше, мне бы никто не сказал, даже если бы я спросил.

М.С.: В функции вашего куратора что входило?

— Просто найти агитаторов, чтобы они сагитировали. Она на ступеньку, на две выше [агитаторов]. То есть, она уже не бегает, она что-то свое получает, свою зарплату, находит агитаторов под свою ответственность.

На самом деле она, не большой [человек]. Думаю, намного выше были люди там. Кто они, я не интересовался, да никто бы и не сказал. В штабе просто люди приходят толпами, к операторам, документы оставляют пачками, свое берут и уходят.

Понимаете, это все так красиво было сделано, грамотно: «Самара», свой сайт, никто ничего не скрывал, не боялся, как будто это так положено, и все. Очень организованно, так все спланировано хорошо. Очередей не было, все по порядку было.

М.С.: А все-таки, деньги предлагали людям за то, чтобы проголосовали?

— Мы агитаторы, мы агитировали. Конечно, если вы готовы проголосовать за этого кандидата, то условия такие: документы даете, взамен получаете деньги.

М.С.: А какие суммы?

— 2800 сомов давали за человека. То есть, 1400 избирателю, 1400 агитатору. Я могу дать избирателю 1000, а себе 1800 оставить. Но у меня тоже свои агитаторы были, мне приходилось вот эти 1400 отдавать, я себе только 1400 оставлял.

М.С.: А это как происходило?

— Моментально. Как я отдал документы, мне дают деньги в штабе, и я иду обратно, их отдаю. Потому что люди так просто не дадут свои документы. Потом [если не отдашь кому-то деньги, то] никто не согласится. Хотя у них [в штабе] условия такие были: избирателям [платить] после выборов. Но я им сразу отдал.

По сообщению сайта Новости Кыргызстана