Facebook | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Золотая встреча (Дина Устиненко)

Дата: 26 сентября 2017 в 10:59

Золотая встреча

 

Дина Устиненко

 

Несмотря на позитивные фундаментальные факторы, определяющие курс национальной валюты в среднесрочной перспективе, на рынке продолжает сохраняться волатильность. О причинах этой тенденции и многом другом председатель Национального Банка РК Данияр Акишев рассказал в ходе встречи с главными редакторами печатных и телевизионных СМИ, прошедшей в Центре кассовых операций и хранения ценностей НБ РК (ЦКОиХЦ).

 

Вступая в должность руководителя Национального Банка РК два года назад, Данияр Акишев назвал политику «информационной открытости» одним из ключевых принципов работы регулятора. По его убеждению, только честный и полноценный информационный обмен с профессиональными участниками финансового рынка, СМИ и населением создают предпосылки для роста доверия к регулятору. Глава Нацбанка неоднократно подчеркивал, что именно предсказуемость политики регулятора является залогом эффективного функционирования рынков и уверенности их участников в будущем.

В полном соответствии с выше изложенным принципом Данияр Акишев пригласил руководителей ведущих СМИ на встречу, которая прошла в режимном объекте Национального банка — месте, где хранится основная часть золотого запаса страны, в ЦКОиХЦ. Здесь же, в помещении за многотонной дверью, хранятся резервные банкноты, еще не выпущенные в обращение. И тут же бумажные деньги заканчивают свой жизненный путь: изъятые из оборота, они перемалываются мощным шредером, превращаясь из средства платежа в кучу мелких разноцветных кусочков бумаги.

Данияр Акишев предложил участникам встречи провести брифинг по всему спектру тем, входящих в компетенцию Национального Банка, чтобы ни один из вопросов, волнующих читателей печатных СМИ и телезрителей, не остался без ответа.

Сессия вопросов и ответов, длившаяся около полутора часов, началась с обсуждения одной из волнующих казахстанцев тем — снижения курса тенге к российскому рублю.

 

— В сентябре курс тенге к рублю побил отметку в 5,94. Прокомментируйте сложившуюся тенденцию или это уже — новый паритет? Есть ли у тенге шансы вернуться к уровню 5-5,5 за один рубль?

— Курс тенге плавающий, формируется в основном без участия Нацбанка на валютном рынке. Курс рубля к тенге, который сейчас сформировался — это отражение особенностей развития внешнеэкономических отношений между Казахстаном и Россией. Ослабление стоимости тенге по отношению к рублю означает более высокий спрос на российский рубль, который опосредованно реализуется через спрос на доллары. В последнее время мы наблюдаем рост импорта из России, в результате чего возрастает спрос на российский рубль. Ситуация отражает текущие внешнеэкономические тенденции. Я бы не стал говорить о каких-то паритетах. Паритет между рублем или тенге не таргетируется, то есть не устанавливается Нацбанком. Поэтому ситуация будет определяться внешнеэкономическими параметрами, которые есть между нашими странами. В первую очередь, экспорт и импорт товаров и услуг между Россией и Казахстаном. Обменный курс — это индикатор, параметр, исключительно зависящий от спроса и предложения иностранной валюты, который формируется на основе показателей платежного баланса. Платежный баланс — это баланс всех потоков иностранной валюты между Казахстаном и другими странами и, соответственно, если этот баланс отрицательный, оттоки валюты больше, чем притоки, то и результат соответствующий. Уровень тенге в первую очередь определяется этими факторами, а не позицией Нацбанка в конкретный день на валютной бирже.

 

— Предыдущие две масштабные корректировки производились в момент критического падения цен на нефть. И в какой-то степени население принимало и понимало, что нефть — основной экспортный товар, упали цены, упали валютные доходы. С середины лета цена на нефть устойчиво идет в рост, как и идет в рост добыча на Кашагане. Учитывая, что 55 процентов экспорта занимает нефть, то по идее поток валютной выручки растет изо дня в день. Как вы объясните тот факт, что при росте цен на нефть и увеличении добычи на Кашагане тенге ослабевает?

— Валютная выручка увеличивается, но она, к сожалению, не вся попадает на валютный рынок. У нас либеральный валютный режим, репатриация валютной выручки не происходит в момент продажи товара. При девальвационных ожиданиях экспортеры могут придерживать валюту и не продавать ее. Валютная либерализация — благо двуликое. С одной стороны, способствует улучшению инвестиционного климата. С другой — ведет к недополучению выручки на валютном рынке. Валютная выручка 25 компаний генерирует 75 процентов всей валютной выручки, которая продается у нас на бирже. И это компании — лидеры нефтяного и горно-металлургического сектора. В 2013 году они продали на бирже 40 миллиардов долларов, а в 2016 году — 10 миллиардов долларов. Очевидно, что у экспортеров упали доходы, потому что цена на их товар уменьшилась в результате падения мировых цен. Но и какую-то часть выручки они, скорее всего, не привели в страну и не продали ее на бирже.

Вы, несомненно, правы в своих наблюдениях, и в ситуации по возврату валютной выручки нужно разбираться. У нас наблюдается увеличение добычи нефти, но не всегда происходит предложение валютной выручки на внутреннем рынке. Поэтому важна скоординированная работа Национального банка и фискальных органов. Есть контракты, которые длятся уже больше двух лет. По ним либо оплачен импорт, а товар не поступил, либо экспорт поставлен, но деньги за него не пришли. Сумму, которая находится за рубежом по контрактам свыше двух лет, мы оцениваем в размере от 4 до 8 миллиардов долларов.

 

— Нацбанк говорит, что не вмешивается в ситуацию на валютном рынке. Однако в июле и в августе вы выступали продавцом валюты. Хотелось бы узнать, происходит ли это в крайних случаях, есть ли какой-то потолок суммы, и как часто будут происходить такие интервенции?

— Действительно, в июне объем нетто-интервенций составил около 100 миллионов долларов, в августе — 70 миллионов долларов. Если вы посмотрите на объем торгов за месяц в июне и в августе, это более 2 миллиардов долларов, то объем интервенций со стороны Нацбанка относительно небольшой.

Интервенции Нацбанка, так или иначе, влияют на курс в конкретный момент времени. Бывают ситуации, когда возникают девальвационные ожидания, в которые верят население, предприятия и банки. В этот момент может наблюдаться ситуация, когда на рынке нет продавцов иностранной валюты, но есть, к примеру, 10 покупателей, которым нужно обслуживать свои импортные контракты, нужно продавать валюту обменным пунктам. В этот момент времени предложение валюты равно нулю. В таких условиях курс может быть любым. Потому что, исходя из правил торгов на валютной бирже, курс формируется из средневзвешенной цены конкретной сделки. Если предложение валюты ограничено, то те, кто хочет купить валюту, начинают поднимать цену. В этих условиях мы оставляем за собой право вмешаться. Как правило, такие ситуации происходят редко, в период либо значительного обострения, либо изменений параметров на внешнем рынке. Никакой точной математики и явной формулы, по которой вы сможете подсчитать, когда и в каком размере вероятны интервенции, нет, и быть не может. Тратить на это время в условиях свободно плавающего курса, мы считаем бессмысленным. Курс должен формироваться самостоятельно при неизменности параметров: к примеру, когда на рынке 10 продавцов валюты и 10 покупателей. А когда происходит стрессовая ситуация, Нацбанк оставляет за собой право участвовать в торгах. Но если мы наблюдаем устойчивый тренд по изменению курса тенге, мы ему не препятствуем.

 

— Криптовалюта. «Да» или «нет»? Каков же ответ криптовалюте в Казахстане? И есть ли у Нацбанка свое видение по регулированию этого рынка?

— Вопросы регулирования либо ограничения криптовалют в Казахстане требуют дополнительного изучения. В Национальном Банке несколько департаментов занимаются изучением криптовалют и возможностью их использования в Казахстане. Сейчас преждевременно давать всеобъемлющую оценку тех процессов, которые происходят на этом рынке. На данном этапе мы занимаем позицию больше наблюдателя, чем проактивного игрока. Первое, что нужно понимать: для того, чтобы ограничить либо регулировать криптовалюту, необходимо знать: есть ли механизм администрирования таких ограничений. Например, если вы стали участником финансовой пирамиды за рубежом, никаких рычагов воздействия на вас у Национального Банка нет, а в Казахстане этот вопрос мы можем и регулировать, и администрировать.

 

Большой интерес у журналистов вызвала реализуемая Национальным Банком с конца весны текущего года Программа по продаже населению через банки-партнеры мерных золотых слитков.

— Учитывая динамику продаж золотых слитков, эксперимент считаем успешным, — отметил главный банкир страны. — У нас в продаже есть стограммовые слитки золота, стоимость одного из них превышает 1 миллион тенге — это достаточно дорогой продукт для населения. Несмотря на это, такой номинал, как ни странно, один из популярных. С начала запуска программы с 31 мая текущего года мы продали около 900 слитков. Это где-то 24-25 килограммов золота. Думаю, что успех этой программы в том, что купить слитки можно в банках, а не только в Нацбанке. Это доступно. К тому же золото — ликвидный актив. Вы можете прийти в банк и продать ему слитки золота в любой момент при условии целостности упаковки. Есть регионы, где интересуются слитками больше, чем в Астане и Алматы. В Усть-Каменогорске мы наблюдали значительную динамику роста спроса. Скорее всего, это объясняется тем, что в этом регионе много промышленных предприятий. Население там больше разбирается в драгметаллах в силу специфики своей работы. Но основная масса спроса формируется все же за счет десятиграммовых слитков, — добавил Данияр Акишев.

От разговоров о золоте глава Нацбанка плавно перешел к его демонстрации. За многотонной дверью взору журналистов открылись бункеры, наполненные драгоценными металлами. Слитки и пластины не лежали друг на друге, до потолка, как в наших смелых мечтах. Аккуратно, в три ряда, не больше. Золото — мягкий металл и требует бережного подхода. Экскурсия в «золотое сердце» страны — шаг беспрецедентный. Режимный объект с внушительным уровнем безопасности. Именно здесь хранится большая часть золотого запаса РК. Золото, платина — около 60% от всего объема. Журналисты запечатлели у себя в памяти 40 тонн драгметалла, потрогали и даже понюхали казахстанский запас. Да, у золота, когда его так много, есть запах. А как пахнут свежие хрустящие банкноты в такой концентрации!..

Скромный на вид слиток весит 12,4 килограмма, и поднять его самостоятельно смогли только мужчины. Слабой половине нашего «золотого тура» для памятного фото слиток стоимостью в 185 млн тенге бережно подавали в руки. Следующим этапом была демонстрация наличных денег, еще не введенных в оборот. Метр двадцатитысячных, между прочим, это 13 млрд тенге.

После комнаты с новорожденными банкнотами делегация из представителей СМИ и Нацбанка отправилась в лабораторию. Именно здесь проходят самую тщательную экспертизу поступающие в хранилище центра драгметаллы. Сотрудники лаборатории отметили, что каждый металл имеет свои отличительные свойства. Таким образом, поместив любое изделие в специальный аппарат, через минуту можно узнать его качество и состав. Журналисты не преминули воспользоваться предоставленной возможностью и в аппарат направились обручальные кольца и прочие украшения.

Завершающей, немного печальной частью экскурсии, стало путешествие в помещение, где уничтожают банкноты. Мы видели, как деньги прекращают свой жизненный путь. Безжалостная машина пережевывает купюры и утрамбовывает получившийся «мусор». Но, тем не менее, присмотревшись, можно угадать, купюры какого именно номинала вошли в состав перемолотой бумажной массы. Уничтожители банкнот лишь посмеялись в ответ на вопросы журналистов, можно ли из кусочков собрать полноценную купюру как паззл — перемешивание перемолотой массы не оставляет на это ни одного шанса. Каждый из участников экскурсии увез с собой в редакцию сувенирный 300-граммовый брикет из того, что еще вчера было деньгами.

 

В ТЕМУ:

— В настоящее время ситуация на внешних рынках остается благоприятной. Цены на нефть складываются на уровне выше 50 долларов за баррель. В качестве позитивного фактора отмечен положительный рост и устойчивое развитие экономик стран — торговых партнеров — России и Китая.

— Экономика Казахстана показывает рост после 3 лет замедления. За первое полугодие ВВП в реальном выражении увеличился на 4,2%. По прогнозам Национального Банка, темпы экономического роста в 2017 году составят около 3%.

— Продолжает замедляться инфляция — 3,9% за 8 месяцев текущего года по сравнению с 5,4% в аналогичном периоде прошлого года. Годовая инфляция по итогам августа снизилась до 7% (в декабре 2016 года — 8,5%) и находится в середине целевого коридора 6-8% на 2017 год. На 2018 год мы ожидаем, что инфляция также будет находиться внутри целевого коридора 5-7%.

— Ожидания населения касательно будущего роста цен находятся на стабильном уровне. Количественная оценка инфляционных ожиданий на год вперед по результатам последних опросов составила 6,5%. Поэтому с начала текущего года Национальный Банк продолжает смягчать денежно-кредитные условия, последовательно снижая базовую ставку. 21 августа она была снижена на 0,25% до 10,25%.

— На валютном рынке продолжает сохраняться волатильность, несмотря на позитивные фундаментальные факторы, определяющие курс национальной валюты в среднесрочной перспективе. В результате избыточного спроса на иностранную валюту, подогреваемого девальвационными ожиданиями, тенге ослаб на 0,3% до 337 тенге за доллар по состоянию на 14 сентября. С начала года наблюдается ослабление на 1,4%.

— По прогнозам Национального Банка, курс тенге к доллару будет сохраняться на текущих уровнях, если цены на нефть не упадут ниже 50 долларов за баррель, а курс российского рубля не превысит 59-60 рублей за доллар.

— По предварительным данным, рост золотовалютных резервов страны за восемь месяцев составил 11,6% до 32,9 млрд долларов. Общая сумма международных резервов страны в августе 2017 года, включая активы Национального фонда — около 58 млрд долларов, достигла 91 млрд долларов, или 61% от ВВП.

 

 

 

 

По сообщению сайта Zakon.kz