Facebook | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Пара геев из Атырау рассказали о своей необычной семейной жизни

Дата: 05 сентября 2017 в 15:39

Максат и Максим (имена изменены) живут в незарегистрированном однополом браке. Считают свой союз счастливым, но отношения не афишируют. В перспективе они планируем переехать в Западную Европу, чтобы узаконить официально свои отношения. Так как понимают, что в Казахстане спокойно и открыто жить в однополом браке они не смогут.
Ребята в интервью газете «АкЖайык» решили рассказать свои истории о том, как стали чувствовать в себе тягу к нетрадиционным отношения.
— Когда вы поняли, что не такие как все?
Максат: Я уроженец Алматинской области. В детстве, когда играли в «маму-папу», я всегда играл маму, держал за руки своих сверстников, одевался как девочка. Кажется, тогда всё это началось. По мере взросления проснулись чувства к мужчинам. Я понял себя и принял таким, какой я есть.
Максим: Я родился в России. То, что не такой, как все, понял только в 20 лет. До этого была подруга, даже готов был жениться. Но потом однажды вступил в связь с другим молодым человеком и понял, что мне нравятся мужчины. Долгое время не мог этого принять, боролся с собой, впал в депрессию, вообще потерял радость жизни. А потом сдался, видимо, это моя судьба.
— Как к этому отнеслись ваши родные и друзья?
Максат: Я вырос в детском доме, поэтому ничего не знаю о своих родственниках. Может оно и к лучшему, ведь если бы у меня были родители, братья-сёстры, то наверняка отреклись бы. Друзей мало. Несколько человек, которым я вначале рассказал правду, плюнули мне в лицо. Здесь у меня другие друзья, и они относятся спокойно. Приходят в гости.
Максим: А мои родители живут в России, они не знают о моей ориентации и пусть не знают и дальше.
— Считаете ли это болезнью, может, пытались лечиться?
Максат: Этого никто вылечить не может. Медики, которые говорят, что могут – врут, просто делают на этом деньги. Да мы и не хотим лечиться. Мы счастливы, а лечиться от счастья может только сумасшедший.
— Как вы познакомились, как пришли к решению жить вместе?
Максат: В социальных сетях люди открывают специальные страницы и ищут друг друга. Потому что человеку нужен человек. Устаёшь постоянно носить это в себе, поэтому начинаешь искать себе подобного. Мы так и нашли друг друга, познакомились, а через полгода, в марте 2015-го, приняли окончательное решение создать семью. Так как работа у нас в Атырау, нам осталось только найти общую квартиру. Нашли быстро и переехали под одну крышу. Особенность нашей свадьбы была в том, что в ней участвовало два человека: я и Максим (смеется). Поужинали в одном из ресторанов города, на следующий день поехали в медовый месяц по Европе. По возвращении начали семейную жизнь.
— Всё-таки основой семьи всегда была женщина. А кто из вас, скажем так, занимается домашними хлопотами?
Максат: У нас нет времени делить роли. Я работаю менеджером в местной компании, Максим – инженером в иностранной. Утром уходим на работу, домой возвращаемся вечером. В выходные вместе убираем квартиру. Все бытовые вопросы тоже решаем вместе.
— Как часто выходите в город? Обозначаете как-то что вы – пара?
Максим: Ну, за ручки-то не держимся, а то нам тут их быстро отрубят. Периодически ходим в рестораны, гуляем, как обычные двое друзей. Никто ведь не знает о том, что нас связывает. А мы, конечно, не афишируем – понимаем, как подавляющее большинство людей к этому относится. В Казахстане много гомофобов, но, мне кажется, они тем самым «тешат» свои какие-то комплексы неполноценности. Вообще-то в перспективе мы планируем переехать в Западную Европу. Там же хотим узаконить наши отношения.
— Вы знаете, сколько таких же скрытых однополых семей в Атырау?
Максат: Этого мы не знаем. Потому что всё скрытно, никто не станет говорить о себе правду людям со средневековыми взглядами.
— Со средневековыми взглядами?
— Да, мы о них такого мнения. Уверен, если бы мы открылись – немало нашлось бы желающих выйти на охоту. А мы не воры и не убийцы, мы тоже люди и не виноваты, что такими родились. Поэтому перестаньте видеть в нас врагов.
Что думают специалисты
Мы узнали по этому поводу мнения двух человек, которым близки вопросы духовного, психического здоровья людей.
Мурат Мустафаев наиб-имам центральной мечети Атырауской области:
— Это очень большой грех. Божье наказание за соединение женщины с женщиной или мужчины с мужчиной очень тяжелое. Если такие люди придут к нам в мечеть, то мы будем объяснять им их грех и наставлять на истинный путь. Но выбор всегда за ними…
Гайнижамал Омирова, заместитель директора центра психического здоровья Атырауской области:
— Я считаю, гомосексуализм лечится психотерапевтическими методами на начальной стадии, но по мере взросления внести «поправки» уже практически невозможно. Есть ошибочное представление, что если мальчик с раннего детства увлекается «девчачьими» игрушками или одеждой, то он вырастет геем, а если девочка тяготеет к игрушкам для мальчиков, то это будущая лесбиянка. Для восприимчивого сознания ребенка гораздо важнее правильное семейное воспитание, нежели игрушки.
— Есть ли на учёте в вашем центре представители нетрадиционной сексуальной ориентации?
— Нет.
Фархат АбиловФото с сайта azh.kz

По сообщению сайта Zakon.kz