Популярные темы

Размышления о некоторых «громких юристах»

Дата: 01 июля 2017 в 20:19


Размышления о некоторых «громких юристах»

Прочитав статью Евгения Александровича Жовтиса на сайте Ратель.кз, у некоторых теоретиков права и практиков сразу возникли вопросы.

Казалось бы, именно его позиция должна соответствовать всем мировым стандартам, соблюдать которые он всегда призывает других. Однако, Е.Жовтису хочется возразить в следующем.

Во-первых, речь идет о международных принципах поведения специалистов права в социальных сетях, разработанных международной ассоциацией юристов и принятых 24 мая 2014 г. Главными принципами в них заложены профессиональная ответственность и корректность высказываний.

«Судьи тоже иногда принимают несправедливые решения, а некоторые, как ни страшно подумать, обвиняются в коррупции. Их решения тоже вне критики? Или надо дождаться, когда другие судьи их осудят? О репутации адвокатов, адвокатуры. Так же, как и судей, и суда в целом. Её нужно завоевывать, и, прежде всего, у общества, которое само, с точки зрения его оценки обеспечения справедливости в нашей стране, довольно часто заглядывает в пропасть».

Эти высказывания и общий тон достаточно спорны и, прежде всего, с точки зрения международной правовой практики. И, если, такие выводы делает глава международного бюро по правам человека, который позиционирует себя как юрист-международник, то и здесь возникает много вопросов.

Теперь по сути вопроса.

Правовая защищенность судебной власти и судей как один из обязательных элементов укрепления власти, является важной гарантией независимости и беспристрастности судей при отправлении правосудия.

В правовом государстве обеспечивается верховенство закона, функционирует полноценная система сдержек и противовесов, где правосудие занимает одну из главных ролей.

Конституция РК закрепляет, что судебная власть осуществляется от имени Республики Казахстан и имеет своим назначением защиту прав, свобод и законных интересов граждан и организаций, обеспечение исполнения Конституции, законов, иных нормативных правовых актов, международных договоров Республики.

Возложение решений от имени государства на судей требует уважительного отношения к их деятельности. Поэтому в Законе РК «О судебной системе и статусе судей» предусмотрено, что проявление неуважения к суду или судье влечет установленную законом ответственность.

Авторитет суда, честь и достоинство лиц, участвующих в отправлении правосудия, являются одним из важнейших условий осуществления судом своих функций. Факты проявления неуважения к суду могут отрицательно сказаться на ходе процессуальной деятельности, выполнении судом задач по охране прав и свобод человека и гражданина, а также лишают судебный процесс воспитательной роли.

5 июля 2012 года на специальном заседании 47 стран-членов Совета ООН по правам человека (СПЧ) приняли резолюцию о праве на свободу слова в Интернете. Вот выдержка в отношении применения пункта 2 статьи 19 Пакта о политических правах…

«Пункт 3 прямо гласит о том, что пользование правом на свободное выражения своего мнения налагает особые обязанности и особую ответственность. По этой причине допускаются две узкие области ограничения этого права, которые могут относиться либо к уважению прав или репутации других лиц, либо к охране государственной безопасности, общественного порядка (ordre public) или здоровья и нравственности населения».

И хотелось бы в этой связи напомнить хороший классический пример рассмотрения дела «Шопфер против Швейцарии» в 1998 году.

В нашей прессе очень часто мы видим, что некоторые адвокаты, недовольные ходом рассмотрения дела или в предвидении неудовлетворительного для него исхода, тут же вступают в общение с журналистами, размещают свои посты в соцсетях. В адрес суда через СМИ звучат самые нелестные отзывы и оценки, заранее заключение об обреченности дела, вынесении незаконного судебного акта, который никто не отменит.

В деле «Шопфер против Швейцарии» Европейский Суд рассматривал аналогичную ситуацию. Заявитель адвокат защищал гражданина, обвиненного в кражах и находившегося под стражей. Жена обвиняемого сообщила адвокату, что работники полиции рекомендовали ей сменить адвоката мужа.

Шопфер созвал пресс-конференцию, где заявил о нарушении префектурой на протяжении многих лет законов и прав человека, а данный арест был грубым нарушением закона и Европейской конвенции. Это заявление адвоката было широко растиражировано прессой, как и его последующие заявления аналогичного характера.

С опровержением заявлений выступила прокуратура, а Наблюдательный совет за адвокатской деятельностью напомнил ему об обязательном требовании адвокатской сдержанности, если речь идет о деле, находящемся в производстве. Это Шопфера не остановило, и потом против него было возбуждено дисциплинарное преследование, Совет наложил на него штраф в размере 500 швейцарских франков «за нарушение деонтологии адвокатской профессии». Публично-правовая жалоба адвоката в Федеральный Суд была отклонена. Шопфер обратился в Европейский Суд.

В своем решении Суд напомнил, что статус адвоката отводит ему особое место в отправлении правосудия и с учетом ключевой роли адвокатов в этой сфере следует ожидать, что она (эта роль) будет способствовать нормальной деятельности правосудия, равно как укреплению доверия общества к судебной системе.

Суд далее особо оговорил, что у него нет сомнений в том, что адвокаты наделены правом на свободу слова и вправе публично высказываться о деятельности правосудия, но при этом не должны переходить определенных границ. В этом же деле адвокат предпочел правовому пути решения возникших у него проблем публичную полемику, предметом которой стало дело его клиента, находившееся в производстве, что можно расценить как попытку оказать давление на следствие и как посягательство на независимость судебной власти. Формулировки адвоката, по мнению Суда, также выходили за допустимые рамки, тем более что они относились к проходившей на тот момент судебной процедуре. Они были выдержаны в мстительном, агрессивном тоне, лишены сдержанности, порядочности и достоинства, которые должен являть адвокат.

Учитывая все это, а также то, что в отношении заявителя были предприняты лишь меры дисциплинарного характера и наложенный на него незначительный штраф, Суд не усмотрел нарушения ст. 10 Конвенции.

Это пример из действующей практики европейских стран. И он не единичен. Может поэтому в этих странах не стоит вопрос в той плоскости, в которой он развивается в нашей стране.

Теперь еще один немаловажный аспект.

Быть может, самый главный, чего никак не могут понять некоторые представители адвокатуры и определенные юристы. Речь идет не о боязни судами вопросов обсуждения, вынесенных судебных решений. Кстати, практика показала, что уровень критики никак не влияет на принимаемый судом акт. В противном случае, суды не делали бы так много, для того чтобы эти судебные акты были общедоступны через Интернет.

Суть – о культуре диалога вокруг этого.

То есть, как сказано в вышеуказанном решении Европейского суда по правам человека, высказывания адвоката не должны переходить определенных границ, не быть в мстительном, агрессивном тоне, лишенными сдержанности, порядочности и достоинства, которые должен являть адвокат. Если же почитаешь наше так называемое комментирование адвокатов, то там зачастую невооруженным глазом видно обильное присутствие вышесказанного.

Убежден в недопустимости, когда из уст некоторых представителей адвокатуры, которых, наверное, уже можно назвать больше блогерами, чем адвокатами, звучат выражения практически на уличном жаргоне. Причем, вывод о блогерстве сделан не в результате каких-то эмоций, а только на основе наблюдений («очень мало дел, очень много постов»).

Несомненно, недопустимо и то, что по случаю каждого решения суда или его аппарата адвокаты готовы устраивать акции протеста в холлах судов и писать коллективные письма-обращения к Главе государства с размещением их в Интернете и социальных сетях. А, где юридическое решение проблемы? Где диалог на уровне «диалоговых площадок», к примеру, на уровне Совета по правовой политике при Президенте и других, с аргументацией и предложениями. Представители адвокатуры включены в состав очень многих комиссий, но их активности там, к сожалению, слабо заметна. Единичные предложения в социальных сетях от отдельных адвокатов здесь конечно не в счет. Здесь, наверное, надо более активнее использовать потенциал Республиканской коллегии адвокатов.

Недопустимо, также и то, что адвокаты все обстоятельства дела, в котором они являются участниками, выкладывают в сеть без учета последующих последствий для интересов защищаемых ими лиц. И дело, вроде выиграно, преступник сидит, а один парень до сих пор не может показаться нигде в столице, лишь потому, что его адвокат поделилась в соц.сети всем, что с ним сделали преступники.

Я уже не говорю о таком просто чудовищном факте, когда адвокат оправдывает убийство судьи, выдвигая какие-то аргументы этому преступлению.

Самое главное, что все вкупе это стекается в какую-то истерию. И обыватель, который читает посты и интервью адвокатов, может и получает в какой-то степени правовой ликбез, но в большей степени склоняется к тому, что в нашей стране какой-то правовой беспредел и ничего не работает. А вместе с тем, эти некоторые адвокаты хвастают, что они прекрасно живут и «неплохо зарабатывают». В кодексе этики адвокатуры Казахстан прописан приоритет верховенства права, а теперь просто посмотрите, со стороны насколько этот принцип присутствует в публикациях некоторых адвокатов. Прямые оскорбления суда, судебной системы и далее призывы «решать» и «договариваться» на уровне следствия, явно намекая на неправовые схемы. Сколько в этом права, а сколько «мстительного» и «агрессивного» тонов, как уже было отмечено в вышеуказанном решении Европейского Суда, думаю, видно каждому.

В этой ситуации почему–то очень мало слышно отзывов старшего поколения адвокатуры, которые, уверен, прекрасно понимают всю губительность баррикадного мышления и настроя «адвокаты против суда и судей». Я думаю и именно с их позиции должно быть проведено осмысление всех сложившихся трендов и выработана четкая линия по дальнейшей работе. Вот, к примеру, почему бы не запустить диалог о присутствии гаджетов в суде через призму электронного правосудия. Я думаю именно этот путь единственно правильный, и позволит продолжить работу по развитию правового государства с участием всех заинтересованных институтов.

Директор экспертного института Европейского права и прав человека, доктор юридических наук,

профессор Марат Башимов


Поделитесь новостью с друзьями