«Клуб нужен, чтобы через него отмывать деньги». Как кидают в команде братьев Комбаровых

Дата: 13 июня 2017 в 13:08

По сообщению сайта Евроспорт.ру

Eurosport

В редакцию Eurosport.ru обратился бывший пресс-атташе клуба ПФЛ «Домодедово» Александр Белов. Сотрудник рассказал о беспределе, который творится в подмосковной команде. По его словам, все представители «Домодедово» получают две зарплаты – официальную и серую, перед игроками и тренерским штабом регулярно появляются многомесячные задолженности, сотрудников увольняют по поддельным договорам, а премиальные просто не выплачиваются.

Чтобы разобраться в ситуации, Eurosport.ru сделал интервью с Беловым, а также поговорил с руководителями и экс-футболистами клуба, в число совладельцев которого входят Дмитрий и Кирилл Комбаровы.

– Когда вы попали на работу в «Домодедово»?

– Зимой 2015 года. Пригласил предыдущий пресс-атташе – быть его помощником. Он один не справлялся, потому что параллельно работал на местном ТВ. Почти сразу меня устроили спортсменом-инструктором на городском стадионе «Авангард».

– То есть не в клуб?

– Да, именно на стадион. Так устраивали и всех футболистов – в клубе никто не числился, насколько мне известно. Это легко проверить, достаточно сделать выписки с банковских карт. Игроки часть получали официально от стадиона, остальное вчерную.

– А вы?

– Мне на карту перечисляли одну ставку – 17 тысяч рублей. При этом зарплата была 10 тысяч. Разницу я переводил тому, кто пригласил меня в клуб. Но это не проблема. Все-таки объем работы был небольшой, плюс это мой первый опыт.

– Когда начались проблемы?

– Осенью 2015-го. В тот момент мне предложили стать полноценным пресс-атташе с зарплатой 30 тысяч. 17 тысяч официально переводили бы на карту, 13 кидали бы в черную. Я согласился, но скоро понял, что платить эти 13 тысяч никто не собирается. Долг копился несколько месяцев, погасили его только в декабре. Правда, за счет матпомощи.

– В смысле?

– Во всех муниципальных организациях оказывается материальная помощь. Это как 13-я зарплата. Ее должны выплачивать в качестве премии, а мне с ее помощью просто погасили долги. Это не особо радовало, но я понимал, что футболистам еще сложнее. Им не платили дольше, чем мне, плюс не всем оплачивали лечение.

– Что случилось в 2016-м?

– Начался беспредел. Во-первых, в клубе посчитали, что поспособствовали моему устройству в администрацию города, поэтому срезали те черные 13 тысяч. Плюс из-за совмещения уменьшилась официальная зарплата – вместо 17 тысяч я стал получать девять. Так длилось полгода. За это время долг вырос до 120 тысяч. В июле пошли разговоры, что долги погасят.

– Успешно?

– Мне предложили взять 20 тысяч и довольствоваться ими. Объяснили, что не собираются ничего выплачивать.

– Ваша реакция?

– Сказал: «Не буду работать, пока полностью все не выплатите». На что гендиректор Бронников ответил в стиле: «Ну и пошел ты, нового найдем». Самое интересное началось потом. Я пришел на стадион, чтобы написать заявление об увольнении, а начальница по кадрам сказала, что оно уже лежит.

– Как это?

– Кто-то его уже написал за меня. На нем и подпись стоит – похожая, но не моя. Я сразу набрал начальнику клуба, спросил: «Как же так? Откуда подпись, если я ничего не подписывал?» На всякий случай включил диктофон. Он ответил, что так увольняют всегда по поручению гендиректора. После этого я обратился в органы.

– Что они говорят?

– Прокуратура Московской области возбудила постановление об административном правонарушении. Оказывается, я работал на стадионе без трудового договора. Мы его подписали, но на самом деле ничего не было. То есть мне подсунули какие-то левые бумажки. Я их и подписал не глядя. Считал, что свой, меня никто не кинет.

Плюс я подал заявление в УВД. Сейчас жду ответа по поводу возбуждения уголовного дела по статье 327 (Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков – прим. Eurosport.ru). Но рассчитывать на справедливость трудно. Все осложняется тем, что я пошел против местной власти.

– Кого конкретно?

– Местного депутата от «Единой России» Владимира Шокурова. Он считается негласным хозяином команды и владеет строительным предприятием, которое спонсирует клуб. Кстати, это предприятие сейчас достраивает ледовый дворец Фетисова. Там будет располагаться хоккейная школа его имени. А тот самый городской стадион станет базой одной из команд на чемпионате мира-2018.

– А Комбаровы? Разве «Домодедово» не их клуб?

– Нет. Их фамилия использовалась для развития проекта. Они не участвуют в управлении командой. Хотя футболисты о них хорошо отзываются. Говорят, что они поддерживают формой. Тренеру помогли со стажировкой. Он проходил ее в «Спартаке», ходил на семинары в РФС.

– Что говорят в органах? Реально вернуть долги?

– Я о деньгах речи не веду. Да, у меня есть аудиозапись, где люди из клуба подтверждают, что они должны мне. Но я понимаю, что эти долги неформальные – в конверте. По бумагам их нет. Поэтому сейчас я говорю только о моральной компенсации за мое нелегальное увольнение. Это единственное, что я могу доказать.

– Зачем вы вообще согласились на серую зарплату?

– Из-за совмещения в администрации города. Я не мог получать две ставки – только одну и еще половину в другом месте. Плюс в клубе это считалось нормальным. Серые деньги получали все футболисты.

Юрий Костриков, бывший футболист «Домодедово»:

– А чего говорить? Обещали премиальные и не выплатили. В договоре они не были прописаны, во второй лиге такое не пишут. Все на словах. Какая сумма? Премиальные за год, тысяч 60-80 там накопилось.

Я впервые столкнулся с подобным. Конечно, ходил к руководству с командой. Мы спрашивали про деньги. Нам ответили, что ничего не будет.

Контракт у нас был оформлен не с клубом, а со стадионом. Люди из клуба так отмывают деньги. Официальную зарплату делают 8 тысяч, а еще 40 неофициальной кидают на карту. Просто приносишь карту, а бухгалтер сам раскидывает, кому и сколько.

Братья Комбаровы к клубу отношения не имеют. Они приезжали как-то, делали вид, давали кому-нибудь старую бутсу. Пластыри привозили из «Спартака». Финансово они на клуб не влияли.

Бойкотировать матчи и тренировки из-за долгов? Нет, мы так не делали, потому что не платили бы зарплату. Ее и так задерживали – месяца на два-три. По рассказам, не платили не только нам. Тренерам тоже задерживали.

Я думаю, такой клуб нужен, чтобы через него отмывать деньги. Там все завязано на строительном бизнесе владельца. Думаю, откаты пускают через футбольный клуб. Забавно еще, что президент говорит, что он за свой счет строит хоккейный клуб в Домодедово, а по факту не платит нам зарплату. Это смешно. То есть он говорит нам, что нет денег, а потом на весь город заявляет про хоккей.

Бывший футболист «Домодедово», отказался от публикации имени (аудиозапись есть в распоряжении редакции):

– Да ничего мы не изменим никакими интервью, потому что не прописано, что нам что-то должны. В команде многим должны, но все забили на это и успокоились. Истории уже два года, я уже забыл про нее. Сумма немаленькая, конечно. Но бумаг нет, ничего не сделаешь.

Как все происходило? Премиальные выплачивались изначально, потом перестали. В моей карьере такое не первый раз. Я уже не хочу к этой теме возвращаться просто. Кому надо – пусть разбираются. А мне что, давать интервью? Чтобы потом говорили, что балабол? Я сам разберусь, если надо. У нас одна история на всех. Думаю, что нового вам ничего не скажу.

Владимир Серафимович Редькин, директор стадиона, от которого получали зарплату все сотрудники:

– У нас такой человек пресс-атташе не работал. Это неправда. Он может сказать, что министром работал, но он никем не работал. Есть официальное опровержение в газете.

Если вы что-то опубликуете, мы на вас в суд подадим. У нас такой никогда не работал. Я вообще не знаю, с кем сейчас разговариваю. Приезжайте, документы ваши посмотрим.

Владимир Викторович Шокуров, директор строительной компании «Мособлстройтрест №11» – совладельца и основного спонсора клуба:

– Вы ко мне обращаетесь как к кому? Владельцу? У нас пять владельцев: два брата Комбаровых, два частных лица. Я никогда не был владельцем клуба. Вы позвонили не по адресу. Во-вторых, почитайте газету. Есть местная газета, где написано опровержение, что он никогда не был пресс-секретарем, никогда у нас не работал. Вы сначала прессу почитайте, потом звоните. Мало ли кто и чего вам дал.

Дмитрий Комбаров , совладелец «Домодедово»:

– А цель [клуба] какая?

– Готовить игроков, которых будут покупать.

– То есть бизнес-модель?

– Не знаю. Клуб, вообще, принадлежит не Комбаровым, мы просто помогаем. Он задумывался как городской проект. И цель такая – чтобы люди ходили на стадионы, знали, что есть в их городе хорошая команда. Мечта – вообще хорошую детскую школу открыть, чтобы ребята не шатались где попало, а тренировались в нормальных условиях. Хочется, чтобы футбол в городе был. Настоящий, не на бумаге. Невозможно?! Ну, в нас ведь в Домодедово тоже когда-то не верили...

Бывший футболист «Домодедово», отказался от публикации имени (аудиозапись есть в распоряжении редакции):

– Мне обещали премиальные за сезон-2014/15. Ничего не отдали. Потом обещали за следующий, тоже ничего не отдали. Проблема в том, что премиальные не были прописаны в контракте. Контракты мы, кстати, подписывали со стадионом.

За победу нам платили 20 тысяч. За ничью на выезде – 10. Нам не отдали не за весь сезон. Сначала отдавали. А под конец перестали. И первый круг следующего тоже не платили. Говорили: «Завтра, завтра, на следующей неделе». Обычно премиальные прописываются, но здесь у всей команды ничего не прописали. Я не знаю, почему так произошло.

Я ушел из клуба, потому что закончился контракт. Продлевать не хотел, потому что все надежды пропали. И уже не один я так думал. Полкоманды мечтало уйти. Это и сейчас продолжается, я на связи с ребятами. Они говорят, что там до сих пор не платят.

С руководством нет смысла разговаривать, потому что на бумаге ничего не прописано. Что я докажу?

С Комбаровыми тоже не связывался. Думаю, они даже не заморачиваются по этому поводу. Я видел их – они приезжали на тренировки и игры. Помогали ли они? Думаю, что нет. Просто их фамилия засвечена. Плюс их отец одно время был генеральным директором, потом другого поставили. Только мою фамилию не афишируйте, чтобы у меня проблем не было.

Другие интервью Александра Головина, в которых не кидают на деньги:

«Меня связали проводами и ударили». Анна Чакветадзе – о мужчинах и Марии Шараповой

«Темные игроки обещали мне тяжелую жизнь». Колинько – о жадности «Спартака» и конфликте с Бердыевым

Видео — Хайлайты последней игры сезона, в которых у «Питтсбурга» нет моментов до 59-й минуты