Парламентарий Ирина Смирнова: Вот только вопрос, когда учить детей?

Дата: 01 февраля 2017 в 11:39


Парламентарий Ирина Смирнова: Вот только вопрос, когда учить детей?
Депутат Мажилиса Парламента РК, отличник образования, экс-директор гимназии № 48 г. Алматы Ирина Смирнова разделяет мнение молодой казахстанской учительницы, назвавшей в соцсетях казахстанские школы адом, а учителей — бесправным существом. Об этом и другом читайте в эксклюзивном интервью парламентария порталу Zakon.kz.
– Ирина Владимировна, давайте начнем беседу с письма одной из молодых казахстанских учительниц, опубликованного недавно в соцсетях, и которое вы, наверняка, читали. Так вот, она назвала казахстанские школы адом, а учителей — бесправным существом, получающим жалкие гроши за свой труд. Цитирую «Жизнь школьного учителя в Казахстане — это уровень жизни за чертой бедности и нервного истощения… Молодым здесь нет никаких перспектив и роста... В этом году я увольняюсь и больше возвращаться в этот ад не хочу» и так далее. Она права?
— Я читала это письмо и во многом согласна с учителем. Действительно, сейчас в школе работать несладко. Единственный мотиватор — это дети. Все остальное — нервное, моральное и физическое истощение.
Как и в прошлом интервью вашему сайту, подтверждаю низкую заработную плату, в особенности у начинающего учителя. Это 50 тысяч тенге. Учителя начальных классов получают меньше, чем учителя среднего и старшего звена, им труднее получить нормальную нагрузку, хотя хочу отметить исключительную важность высокой квалификации первого учителя для ребенка. Классное руководство около 5 тысяч тенге. С прошлого года перестали оплачивать руководство методической службой в школе. Ранее эта деятельность оценивалась в 3 тысячи тенге. Доплату в 100%, 70%, 30% получают те учителя, кто закончил уровневые курсы до 2016 года. Таких учителей не много. Заработная плата директора школы около 100 тысяч тенге.
Очень много у них самой разной нагрузки. Взять всеобуч. Каждый учитель имеет прикрепленный участок города и должен три раза в год обойти его — а это примерно несколько многоэтажных домов или десятки частных домов, дачные массивы — переписать проживающих там детей от 0 до 18 лет, причем со слов пожелавших общаться с ним жителей. А сколько граждан не считают нужным давать такую информацию учителю, гонят его, буквально напускают собак! Никто не озадачивается, какой опасности подвергаются учителя, чаще всего это женщины, когда после рабочего дня они отправляются обеспечивать общественную нагрузку без всякой оплаты, защиты, полномочий.
А когда учителя выяснят, какие дети есть на участке, они же должны собрать документы, где учатся эти дети, ведь не все из них учатся в той школе, куда прикреплен участок. И тогда этот учитель ездит по учебным заведениям и собирает подтверждающие обучение справки. Если же выявляется после обхода, что на участке проживает неохваченный обучением ребенок, вопрос в отношении директора, курирующего завуча, решается очень строго, до увольнения.
Ответственность за чистоту информации несет в административном порядке опять же учитель. Это нарушение прав учителя и вместе с тем превышение им своих полномочий, так как никаких разрешительных документов, кроме приказа по школе, являющегося филькиной грамотой для граждан, у него нет.
Плюс ко всему этому огромное количество документации, планов работы: календарные, долгосрочные, среднесрочные, поурочные, план своего личного развития, план какого-либо школьного подразделения, которым учителя «награждают» в начале учебного года и так далее. И не только планирование.
Это все нужно выполнять и отчитываться с доказательствами отработки в виде фотоотчетов, сценариев, эссе учащихся, отзывов коллег и родителей. А еще ведение классных журналов, теперь, кроме бумажного, еще и электронного и многое другое. Конечно, нужно среди всего этого и самому развиваться, повышать квалификацию, проходить аттестацию. Вот только вопрос, когда учить детей?
— Хочу добавить к вашим словам, что по приказу министра образования и науки, который был издан буквально месяц назад, директора школ будут теперь отчитываться о своей работе перед населением. Какой в этом смысл, ведь у нас планируется, согласно модернизации образования, создать в каждой школе попечительский совет, перед которым руководство школы обязано будет отчитываться. Также будет создан совет директоров школ, где тоже будут обсуждаться насущные вопросы школы.
— Давайте назовем такой отчет публичным. По сути, он готовится уже несколько лет по окончании учебного года, представляется на педсовете школы, на общешкольном родительском собрании, публикуется на сайте школы. Теперь предлагается этот отчет или подобный ему доводить до населения. А население — это те же родители. Так что все по-старому, только называется по-новому.
Вообще, хорошо бы было выкладывать такие публичные отчеты на сайтах управлений образования для постоянного доступа всем желающим, тогда и собираться бесконечными большими собраниями не обязательно. Каждый заинтересованный человек прочтет и сделает вывод. Надо шире использовать информационные возможности сегодняшнего дня, о чем, кстати, сказал в недавнем Послании наш Президент.
— В одном из интервью вы сказали, что тесты в наших школах – вчерашний день. Чем вы предлагаете заменить тестирование?
— Опять обращусь к Посланию Президента: «Учебные программы необходимо нацелить на развитие способностей критического мышления и навыков самостоятельного поиска информации». Ну, какие тесты, какая зубрежка? Весь учебный процесс должен развернуться к ребенку, чтобы вместе с учеником, опираясь на его немаленькие знания, заниматься поисковой, проблемной деятельностью, в командной работе получать навыки, учить детей анализировать, применять добытые знания на практике. И все это должно проходить в благоприятной обучающей среде.
Кроме тестирования, есть множество форм оценивания учащихся. Кстати, согласно Закону «Об образовании», школа самостоятельна в выборе форм контроля. Сегодня мы говорим о формативном и суммативном оценивании, о возможности поощрения ученика на каждом этапе его учебы, о том, чтобы не просто поставить оценку, а проанализировать вместе с учеником, что у него не получается, а где есть прогресс, чем он может поделиться с товарищем.
— Будут ли в наших школах тестировать сингапурскую систему обучения: подсказывайте друг другу, садитесь с кем хотите и так далее.
— То обучение, которое мы видим в школах Сингапура, Финляндии, уже применяется в наших школах. Предполагается, что так мы и должны работать с учениками, применяя работу детей в команде, развивая критическое мышление, учитывая особенности учащихся, одаренность, создавая обучающую среду, слушая голос ученика и так далее. Многое для изменения уроков делает Министерство образования. Регулярно проводятся курсы повышения квалификации, где учителя обучаются новым подходам в образовании.
Другое дело, что при нашей консервативности часто учителя опять начинают работать по-старому, хотя дети просят вести уроки так, как я сказала выше, когда они не слушатели, а наравне с учителем строят урок. Больше всего меня удивляет, что при том, что учителя учатся работать по-новому, в педагогических колледжах и вузах студентов обучают нашим прежним технологиям, и когда они придут в школу, их нужно будет снова переучить.
— Скажите, пожалуйста, на каком этапе идет работа по внедрению в школах электронного документооборота, в том числе электронного дневника «Күнделік»? Когда эта работа будет завершена полностью?
— Как-то наш Президент сказал, что надо дать возможность учителю учить. Нужно разгрузить его от бумажной работы. Этого, к несчастью, не произошло, и больше того, ситуация усугубилась.
Раньше, когда принимали ученика в школу, его данные вписывали в приказ по школе, в алфавитную книгу, формировалось личное дело, ребенок записывался в классный журнал. Всё, можно учиться. Сейчас к этому добавились документы по оказанию государственной услуги, заполнение данных обо всех обучаемых детях в НОБД — Национальную образовательную базу данных, где на каждого ребенка задается 30 вопросов, как, например, ФИО, данные о рождении, ИИН, какие предметы изучает, какие кружки посещает и прочее. Эта достаточно трудоемкая работа также не оплачивается, отдельной ставки по обслуживанию системы нет. НОБД загружается в начале учебного года, затем закрывается, и школа ею пользоваться не может. Периодически систему открывают для перепроверки данных, и опять все начинается сначала.
Еще раз напоминаю, что это просто общественная нагрузка, но с административными последствиями для администрации школы при невыполнении задания. Казалось бы, что при заполнении такой базы должно уменьшиться число бумажных отчетов, которые всегда были в школе на начало учебного года. Но этого не произошло. С конца августа до середины сентября все школы лихорадит, когда приходится сдавать огромное количество статотчетов, более ста. И надо помнить, что ставка секретаря школы около 30 тысяч тенге в месяц.
Теперь об электронном журнале и дневнике. Не смотря на то, что эта система вводится, также параллельно ведутся классный журнал и дневники учащихся на бумажном носителе.
— То есть идет двойная работа?
— Совершенно верно. Дневник должен постоянно посещаться и учителем, и учеником, и родителем. Но вся нагрузка по обеспечению посещения Дневника всеми участниками учебного процесса обеспечивается только на личных контактах классного руководителя, когда он в роли просителя убеждает пользоваться им. Обязанности посещать Дневник у родителя и ученика нет, так как есть бумажный вариант.
Другая проблема — для заполнения электронного дневника необходимо наличие интернета и компьютера. В школе нет достаточного количества компьютеров, интернета в каждом кабинете, где идет урок. Да и у имеющегося интернета скорость невысокая. Все эти обстоятельства заставляют учителя решать общий вопрос за счет собственных средств, либо заполнять электронные дневники после уроков в свое номинально свободное время.
В общем, судьба электронного дневника в дальнейшем не очень ясна, сейчас это держится на административном ресурсе. Районы выстраивают рейтинг работы с дневником в каждой школе и делают административные выводы. Ну, никак мы не можем делать работу грамотной от начала до конца, вначале убрав барьеры, определив риски, а затем уже вводить новый продукт. По старинке включается административный ресурс, репрессии к якобы нерадивым.
А теперь задумаемся о КПД этой работы и о том, улучшатся ли в результате такой деятельности знания учащихся и повысится ли качество человеческого капитала, которое определено приоритетом в Послании Президента «Третья модернизация Казахстана: глобальная конкурентоспособность».
— Учитель истории Дэйв Берджес много лет работал над тем, как превратить свои уроки в настоящее шоу. Теперь его ученики ходят в школу только ради него...
— Чтобы наши учителя стали такими, у них нужно убрать перегрузку, тотальный контроль и заорганизованность.
(Продолжение следует)
Торгын Нурсеитова Фото nv.kz


Поделитесь новостью с друзьями