Facebook | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Простил, но спиной не поворачивался

Дата: 10 августа 2016 в 00:02

Простил, но спиной не поворачивался

Владимир Путин принял в Петербурге Реджепа Эрдогана.

Встреча двух президентов ожидалась давно, с той поры, как турки извинились за сбитый осенью российский самолёт, а особенно — после неудачного военного переворота, который, кажется, сильно добавил Эрдогану симпатий от российской власти.

 

*/ ]]> = 0; i--) { var elm = all[i]; var tag = elm.tagName.toLowerCase(); if (tag !== «a» && tag !== «p») all[i].parentNode.removeChild(all[i]); } } else { thisSnippet.innerHTML = «Twitter Embed Code does not contain proper Twitter blockquote.»; return; } if (!window.twttr && !d.getElementById(sId)) { //async request Twitter API var js, firstJs = d.getElementsByTagName(«script»)[0]; js = d.createElement(«script»); js.id = sId; js.src = «//platform.twitter.com/widgets.js»; firstJs.parentNode.insertBefore(js, firstJs); } thisSnippet.parentNode.style.width = «100%»; thisSnippet.appendChild(bquote); if (window.twttr && window.twttr.widgets) { window.twttr.widgets.load(); window.twttr.events.bind(«rendered», function (e) { //fix twitter bug rendering multiple embeds per tweet. Can be deleted after Twitter fix the issue if (e.target) { var par = e.target.parentElement; if (par && par.className === «twitterSnippetProcessed» && e.target.previousSibling && e.target.previousSibling.nodeName.toLowerCase() === «iframe») { //this is duplicate embed, delete it par.removeChild(e.target); } } }); } }; thisSnippet.className = «twitterSnippetProcessed»; if (d.readyState === «uninitialized» || d.readyState === «loading») window.addEventListener(«load», render); else //liveblog, ajax render(); })(document); ]]>

*/ ]]> = 0; i--) { var elm = all[i]; var tag = elm.tagName.toLowerCase(); if (tag !== «a» && tag !== «p») all[i].parentNode.removeChild(all[i]); } } else { thisSnippet.innerHTML = «Twitter Embed Code does not contain proper Twitter blockquote.»; return; } if (!window.twttr && !d.getElementById(sId)) { //async request Twitter API var js, firstJs = d.getElementsByTagName(«script»)[0]; js = d.createElement(«script»); js.id = sId; js.src = «//platform.twitter.com/widgets.js»; firstJs.parentNode.insertBefore(js, firstJs); } thisSnippet.parentNode.style.width = «100%»; thisSnippet.appendChild(bquote); if (window.twttr && window.twttr.widgets) { window.twttr.widgets.load(); window.twttr.events.bind(«rendered», function (e) { //fix twitter bug rendering multiple embeds per tweet. Can be deleted after Twitter fix the issue if (e.target) { var par = e.target.parentElement; if (par && par.className === «twitterSnippetProcessed» && e.target.previousSibling && e.target.previousSibling.nodeName.toLowerCase() === «iframe») { //this is duplicate embed, delete it par.removeChild(e.target); } } }); } }; thisSnippet.className = «twitterSnippetProcessed»; if (d.readyState === «uninitialized» || d.readyState === «loading») window.addEventListener(«load», render); else //liveblog, ajax render(); })(document); ]]>

Аркадий Дубнов:

17-летие фактического прихода Путина к власти Левада-центр отмечает сегодня небольшим снижением симпатий к нему россиян. Кремлевская обслуга видит в этом позитив, — отслаивается «шелуха» в виде реваншистов и радикалов. Однако, все ж прекрасно понимают, отправлять в свободное плавание этот тренд опасно, необходимы активные мероприятия, до президентских выборов меньше двух лет

Сам бенефициар встречает свой личный праздник в симпатичном ему восточном кругу коллег, президентов Азербайджана и Ирана, последний прибыл в хорошем настроении, недавно на виселицу отправили американского шпиона, так что, сегодня в Баку сплошной рахат-лукум. Завтра в Петербурге еще более сладкая встреча, слава Аллаху, — с опять-другом Эрдоганом. У него радость еще впереди,— когда вернет, как обещал смертную казнь для врагов и коллаборантов.

Виталий Третьяков:

Путин: вчера с президентом Ирана, сегодня с президентом Турции
Восток дело не только тонкое, но и стратегически важное.

Сергей Марков:

Эта встреча вызывает настоящий страх США и ЕС. Евроньюс и другие западные сми посвящают специальные репортажи анонсу этой встречи. Этот страх Запада перед возможным партнерством или даже союзом России и Турции, — хороший стимул для такой встречи.

Григорий Явлинский:

Сегодня ситуация в Турции очень опасная. В условиях резкого ослабления вооруженных сил в стране, а по сути в результате распада армии после провала переворота, место силового влияния займут радикалы. Те самые радикалы, которые поддержали Эрдогана в противостоянии с турецкими военными. Следовательно, радикальные исламистские группировки, находящиеся в Сирии, теперь будут рассматривать Турцию не только как курорт для отдыха, как это было раньше. Теперь у исламистских радикалов в Турции будет силовое и политическое влияние.

Для России иметь такого соседа — очень опасная вещь. Здесь много о чем можно говорить: что привел к этой ситуации сам Эрдоган своей сверхавторитарной политикой, что теперь эта политика будет дальше разваливать Турцию... Но учитывая существующее жестокое противостояние с курдами, учитывая, что теперь Эрдоган все больше будет опираться на исламистских радикалов, мы понимаем, что все это очень опасно для России. Потому что Турция — наш ближайший сосед.

 

Одна из самых популярных тем — государственная пропаганда  стремительно свернула тему «Эрдогана — пособника террористов», которую раскручивала не один месяц.

 

*/ ]]> = 0; i--) { var elm = all[i]; var tag = elm.tagName.toLowerCase(); if (tag !== «a» && tag !== «p») all[i].parentNode.removeChild(all[i]); } } else { thisSnippet.innerHTML = «Twitter Embed Code does not contain proper Twitter blockquote.»; return; } if (!window.twttr && !d.getElementById(sId)) { //async request Twitter API var js, firstJs = d.getElementsByTagName(«script»)[0]; js = d.createElement(«script»); js.id = sId; js.src = «//platform.twitter.com/widgets.js»; firstJs.parentNode.insertBefore(js, firstJs); } thisSnippet.parentNode.style.width = «100%»; thisSnippet.appendChild(bquote); if (window.twttr && window.twttr.widgets) { window.twttr.widgets.load(); window.twttr.events.bind(«rendered», function (e) { //fix twitter bug rendering multiple embeds per tweet. Can be deleted after Twitter fix the issue if (e.target) { var par = e.target.parentElement; if (par && par.className === «twitterSnippetProcessed» && e.target.previousSibling && e.target.previousSibling.nodeName.toLowerCase() === «iframe») { //this is duplicate embed, delete it par.removeChild(e.target); } } }); } }; thisSnippet.className = «twitterSnippetProcessed»; if (d.readyState === «uninitialized» || d.readyState === «loading») window.addEventListener(«load», render); else //liveblog, ajax render(); })(document); ]]>

 

*/ ]]> = 0; i--) { var elm = all[i]; var tag = elm.tagName.toLowerCase(); if (tag !== «a» && tag !== «p») all[i].parentNode.removeChild(all[i]); } } else { thisSnippet.innerHTML = «Twitter Embed Code does not contain proper Twitter blockquote.»; return; } if (!window.twttr && !d.getElementById(sId)) { //async request Twitter API var js, firstJs = d.getElementsByTagName(«script»)[0]; js = d.createElement(«script»); js.id = sId; js.src = «//platform.twitter.com/widgets.js»; firstJs.parentNode.insertBefore(js, firstJs); } thisSnippet.parentNode.style.width = «100%»; thisSnippet.appendChild(bquote); if (window.twttr && window.twttr.widgets) { window.twttr.widgets.load(); window.twttr.events.bind(«rendered», function (e) { //fix twitter bug rendering multiple embeds per tweet. Can be deleted after Twitter fix the issue if (e.target) { var par = e.target.parentElement; if (par && par.className === «twitterSnippetProcessed» && e.target.previousSibling && e.target.previousSibling.nodeName.toLowerCase() === «iframe») { //this is duplicate embed, delete it par.removeChild(e.target); } } }); } }; thisSnippet.className = «twitterSnippetProcessed»; if (d.readyState === «uninitialized» || d.readyState === «loading») window.addEventListener(«load», render); else //liveblog, ajax render(); })(document); ]]>

 

*/ ]]> = 0; i--) { var elm = all[i]; var tag = elm.tagName.toLowerCase(); if (tag !== «a» && tag !== «p») all[i].parentNode.removeChild(all[i]); } } else { thisSnippet.innerHTML = «Twitter Embed Code does not contain proper Twitter blockquote.»; return; } if (!window.twttr && !d.getElementById(sId)) { //async request Twitter API var js, firstJs = d.getElementsByTagName(«script»)[0]; js = d.createElement(«script»); js.id = sId; js.src = «//platform.twitter.com/widgets.js»; firstJs.parentNode.insertBefore(js, firstJs); } thisSnippet.parentNode.style.width = «100%»; thisSnippet.appendChild(bquote); if (window.twttr && window.twttr.widgets) { window.twttr.widgets.load(); window.twttr.events.bind(«rendered», function (e) { //fix twitter bug rendering multiple embeds per tweet. Can be deleted after Twitter fix the issue if (e.target) { var par = e.target.parentElement; if (par && par.className === «twitterSnippetProcessed» && e.target.previousSibling && e.target.previousSibling.nodeName.toLowerCase() === «iframe») { //this is duplicate embed, delete it par.removeChild(e.target); } } }); } }; thisSnippet.className = «twitterSnippetProcessed»; if (d.readyState === «uninitialized» || d.readyState === «loading») window.addEventListener(«load», render); else //liveblog, ajax render(); })(document); ]]>

 

*/ ]]> = 0; i--) { var elm = all[i]; var tag = elm.tagName.toLowerCase(); if (tag !== «a» && tag !== «p») all[i].parentNode.removeChild(all[i]); } } else { thisSnippet.innerHTML = «Twitter Embed Code does not contain proper Twitter blockquote.»; return; } if (!window.twttr && !d.getElementById(sId)) { //async request Twitter API var js, firstJs = d.getElementsByTagName(«script»)[0]; js = d.createElement(«script»); js.id = sId; js.src = «//platform.twitter.com/widgets.js»; firstJs.parentNode.insertBefore(js, firstJs); } thisSnippet.parentNode.style.width = «100%»; thisSnippet.appendChild(bquote); if (window.twttr && window.twttr.widgets) { window.twttr.widgets.load(); window.twttr.events.bind(«rendered», function (e) { //fix twitter bug rendering multiple embeds per tweet. Can be deleted after Twitter fix the issue if (e.target) { var par = e.target.parentElement; if (par && par.className === «twitterSnippetProcessed» && e.target.previousSibling && e.target.previousSibling.nodeName.toLowerCase() === «iframe») { //this is duplicate embed, delete it par.removeChild(e.target); } } }); } }; thisSnippet.className = «twitterSnippetProcessed»; if (d.readyState === «uninitialized» || d.readyState === «loading») window.addEventListener(«load», render); else //liveblog, ajax render(); })(document); ]]>

*/ ]]> = 0; i--) { var elm = all[i]; var tag = elm.tagName.toLowerCase(); if (tag !== «a» && tag !== «p») all[i].parentNode.removeChild(all[i]); } } else { thisSnippet.innerHTML = «Twitter Embed Code does not contain proper Twitter blockquote.»; return; } if (!window.twttr && !d.getElementById(sId)) { //async request Twitter API var js, firstJs = d.getElementsByTagName(«script»)[0]; js = d.createElement(«script»); js.id = sId; js.src = «//platform.twitter.com/widgets.js»; firstJs.parentNode.insertBefore(js, firstJs); } thisSnippet.parentNode.style.width = «100%»; thisSnippet.appendChild(bquote); if (window.twttr && window.twttr.widgets) { window.twttr.widgets.load(); window.twttr.events.bind(«rendered», function (e) { //fix twitter bug rendering multiple embeds per tweet. Can be deleted after Twitter fix the issue if (e.target) { var par = e.target.parentElement; if (par && par.className === «twitterSnippetProcessed» && e.target.previousSibling && e.target.previousSibling.nodeName.toLowerCase() === «iframe») { //this is duplicate embed, delete it par.removeChild(e.target); } } }); } }; thisSnippet.className = «twitterSnippetProcessed»; if (d.readyState === «uninitialized» || d.readyState === «loading») window.addEventListener(«load», render); else //liveblog, ajax render(); })(document); ]]>

 

*/ ]]> = 0; i--) { var elm = all[i]; var tag = elm.tagName.toLowerCase(); if (tag !== «a» && tag !== «p») all[i].parentNode.removeChild(all[i]); } } else { thisSnippet.innerHTML = «Twitter Embed Code does not contain proper Twitter blockquote.»; return; } if (!window.twttr && !d.getElementById(sId)) { //async request Twitter API var js, firstJs = d.getElementsByTagName(«script»)[0]; js = d.createElement(«script»); js.id = sId; js.src = «//platform.twitter.com/widgets.js»; firstJs.parentNode.insertBefore(js, firstJs); } thisSnippet.parentNode.style.width = «100%»; thisSnippet.appendChild(bquote); if (window.twttr && window.twttr.widgets) { window.twttr.widgets.load(); window.twttr.events.bind(«rendered», function (e) { //fix twitter bug rendering multiple embeds per tweet. Can be deleted after Twitter fix the issue if (e.target) { var par = e.target.parentElement; if (par && par.className === «twitterSnippetProcessed» && e.target.previousSibling && e.target.previousSibling.nodeName.toLowerCase() === «iframe») { //this is duplicate embed, delete it par.removeChild(e.target); } } }); } }; thisSnippet.className = «twitterSnippetProcessed»; if (d.readyState === «uninitialized» || d.readyState === «loading») window.addEventListener(«load», render); else //liveblog, ajax render(); })(document); ]]>

 

*/ ]]> = 0; i--) { var elm = all[i]; var tag = elm.tagName.toLowerCase(); if (tag !== «a» && tag !== «p») all[i].parentNode.removeChild(all[i]); } } else { thisSnippet.innerHTML = «Twitter Embed Code does not contain proper Twitter blockquote.»; return; } if (!window.twttr && !d.getElementById(sId)) { //async request Twitter API var js, firstJs = d.getElementsByTagName(«script»)[0]; js = d.createElement(«script»); js.id = sId; js.src = «//platform.twitter.com/widgets.js»; firstJs.parentNode.insertBefore(js, firstJs); } thisSnippet.parentNode.style.width = «100%»; thisSnippet.appendChild(bquote); if (window.twttr && window.twttr.widgets) { window.twttr.widgets.load(); window.twttr.events.bind(«rendered», function (e) { //fix twitter bug rendering multiple embeds per tweet. Can be deleted after Twitter fix the issue if (e.target) { var par = e.target.parentElement; if (par && par.className === «twitterSnippetProcessed» && e.target.previousSibling && e.target.previousSibling.nodeName.toLowerCase() === «iframe») { //this is duplicate embed, delete it par.removeChild(e.target); } } }); } }; thisSnippet.className = «twitterSnippetProcessed»; if (d.readyState === «uninitialized» || d.readyState === «loading») window.addEventListener(«load», render); else //liveblog, ajax render(); })(document); ]]>

 

*/ ]]> = 0; i--) { var elm = all[i]; var tag = elm.tagName.toLowerCase(); if (tag !== «a» && tag !== «p») all[i].parentNode.removeChild(all[i]); } } else { thisSnippet.innerHTML = «Twitter Embed Code does not contain proper Twitter blockquote.»; return; } if (!window.twttr && !d.getElementById(sId)) { //async request Twitter API var js, firstJs = d.getElementsByTagName(«script»)[0]; js = d.createElement(«script»); js.id = sId; js.src = «//platform.twitter.com/widgets.js»; firstJs.parentNode.insertBefore(js, firstJs); } thisSnippet.parentNode.style.width = «100%»; thisSnippet.appendChild(bquote); if (window.twttr && window.twttr.widgets) { window.twttr.widgets.load(); window.twttr.events.bind(«rendered», function (e) { //fix twitter bug rendering multiple embeds per tweet. Can be deleted after Twitter fix the issue if (e.target) { var par = e.target.parentElement; if (par && par.className === «twitterSnippetProcessed» && e.target.previousSibling && e.target.previousSibling.nodeName.toLowerCase() === «iframe») { //this is duplicate embed, delete it par.removeChild(e.target); } } }); } }; thisSnippet.className = «twitterSnippetProcessed»; if (d.readyState === «uninitialized» || d.readyState === «loading») window.addEventListener(«load», render); else //liveblog, ajax render(); })(document); ]]>

 

*/ ]]> = 0; i--) { var elm = all[i]; var tag = elm.tagName.toLowerCase(); if (tag !== «a» && tag !== «p») all[i].parentNode.removeChild(all[i]); } } else { thisSnippet.innerHTML = «Twitter Embed Code does not contain proper Twitter blockquote.»; return; } if (!window.twttr && !d.getElementById(sId)) { //async request Twitter API var js, firstJs = d.getElementsByTagName(«script»)[0]; js = d.createElement(«script»); js.id = sId; js.src = «//platform.twitter.com/widgets.js»; firstJs.parentNode.insertBefore(js, firstJs); } thisSnippet.parentNode.style.width = «100%»; thisSnippet.appendChild(bquote); if (window.twttr && window.twttr.widgets) { window.twttr.widgets.load(); window.twttr.events.bind(«rendered», function (e) { //fix twitter bug rendering multiple embeds per tweet. Can be deleted after Twitter fix the issue if (e.target) { var par = e.target.parentElement; if (par && par.className === «twitterSnippetProcessed» && e.target.previousSibling && e.target.previousSibling.nodeName.toLowerCase() === «iframe») { //this is duplicate embed, delete it par.removeChild(e.target); } } }); } }; thisSnippet.className = «twitterSnippetProcessed»; if (d.readyState === «uninitialized» || d.readyState === «loading») window.addEventListener(«load», render); else //liveblog, ajax render(); })(document); ]]>

Александр Рыклин:

Товарищи питерцы! Все помнят, что теперь Эрдоган — наш лучший друг, а турки в целом очень приличная нация?...
Так что детей на время визита их делегации в Санкт-Петербург из города увозить не надо... Вот, если бы пару месяцев назад, другое дело... А сейчас уже никакой опасности...

MDK Политота:

«Сегодня Путин встречается в Санкт-Петербурге с пособником мирового терроризма, президентом Турции Эрдоганом, который покровительствует запрещенной в России организации ИГИЛ».

Да-да, вы не ослышались. Так еще пару месяцев назад вдалбливал нам из ящика главный кремлевский пропагандон Дмитрий Киселева. Но теперь, сука, он резко переобулся, вместе с генеральной линией партии.

Интересно, что эта телевизионная проститутка в «Вестях недели» будет говорить в эту субботу?

Виталий Цыганков:

С большим нетерпением жажду прочитать в российских СМИ статьи и сюжеты о Турции как самом близком, верном и перспективном союзнике России. О том, как совпадают геополитические интересы «двух великих государств», как оба они выступают «за многополярный мир», как они вместе готовы противостоять давлению Запада (а также, кстати, о том, как близко совпадают взгляды их лидеров на внутреннюю политику).

Полагаю, что эти статьи я прочитаю в тех самых СМИ, и даже от тех самых авторов, которые несколько месяцев назад называли Турцию главным историческим и стратегическим противником России в этом регионе, изумлялись её традиционному коварству, называли марионеткой США, и подсчитывали, сколько кораблей Россия может противопоставить Турции в Чёрном море.

Также с нетерпением жду новых результатов социологических исследований, которые покажут — щёлк — что вслед за телевизором большинство российского населения уже считает Турцию другом и стратегическим партнером.

И не говорите мне о том, что завтра то же самое российская пропаганда не может сделать с Беларусью. Когда «вдруг» окажется, что белорусы во время войны поголовно были не партизанами, а полицаями, что они носят фашистские вышиванки и специально называют улицы именами антироссийских повстанцев, а чистые проспекты, засеянные поля и дисциплина на дорогах – это сделано исключительно для того, чтобы оторвать белорусов от российской реальности.

Борис Цейтлин:

Российские бульдозеристы, давившие турецкие помидоры, являются агентами Гюлена, заявил Реджеп Эрдоган в ходе встречи с Владимиром Путина. Российская сторона уже ведет консультации с турецкими спецслужбами.

 

Важно понять, чего своим визитом добивается сам Эрдоган.

Ирек Муртазин:

Начинаю подозревать, что президент Турции Реджеп Эрдоган – гений. Сегодня в Петербурге пройдет встреча глав России и Турции. Про эту встречу накануне визита в Россию Эрдоган сказал: «На переговорах с моим другом Владимиром, я верю, будет открыта новая страница в двусторонних отношениях. Нашим странам предстоит многое сделать вместе».

Нет никаких сомнений, что «новая страница в двусторонних отношениях» будет открыта. А чего не открыть-то? Тем более, что нет очередей из потенциальных открывателей…


И хотя встреча Путина и Эрдогана не предусматривает подписания каких-то документов, договоров, можно не сомневаться, что президент Турции вернется в Анкару не с пустыми руками….

Но вот что интересно. Эрдоган сейчас не устает говорить о «тяжелых взаимоотношениях с Западом», обвиняет ЕС в том, что тот «…морочит нам голову на протяжении 53 лет». И это притом, что ЕС, оказывается, не отказывается, к примеру, от обязательств, взятых по поддержке беженцев из Сирии и уже выделила «более 2,155 млрд евро из 3 млрд евро, предусмотренных на этот и следующий год».

Думаю, что припугнув ЕС сближением с Россией, следующим шагом Реджеп Эрдоган потребует у Европы преференций для Турции (к слову, эту тактику уже давно хорошо освоил президент Белоруссии Александр Лукашенко).

Глядишь и США начнут задабривать Эрдогана, действия которого явно не вписываются в политику санкционной изоляции России.

По всему выходит, что Эрдоган навострился сосать даже не двух, а трех маток. И едва ли его пугает участь буриданова осла…
 

Александр Баунов:

В общем план такой. Объединяем наследниц Византии, столицу переносим в Царьград, даем двойное название Стамбул-Константинополь, прибиваем щит (с новым гербом, орел по червонному полю в правой лапе крест в левой полумесяц), грозим шведу, ставим княза Владимира на Босфоре, на единой валюте чеканим оба профиля, к Василию Блаженному в качестве жеста доброй воли турецкий подрядчик добавляет минарет , проблема проливов и выхода к теплым морям решается автоматически.

Сергей Пархоменко:

А забавно было бы, если б Эрдоган по ходу своего сегодняшнего разговора с Путиным обсудил с ним — подробно и предметно, чей, в действительности, Крым. Он ведь принадлежал турецкой империи по меньшей мере триста лет, вплоть до Кучук-Кайнарджийского мира 1774 года.

Это еще если византийский период не считать. И если не признавать Бахчисарайское ханство турецким — оно-то вообще завладело этими местами сразу после падения Орды.

Так что тут есть о чем поговорить и какими крымнашами померяться.

Ну а что, теперь, когда у России так много надежд на крепкую дружбу с великим южным соседом, когда на развитие и укрепление суверенной турецкой демократии возлагаются такие восторженные надежды, — самое время доказать, как мы уважаем дорогого Реджепа Тайиповича. Как водится — с богатыми дарами...

Эрдоган, впрочем, тоже человек щедрый и великодушный. Легко может и отказаться от претензий на историческую собственность. Какие счеты между добрыми друзьями! Просто — услуга за услугу: мы вам дарим наш исконный полуостров, а вы, например, геноцид армян распризнаете обратно. По рукам?

Недорого отдаем! Вечерний базар!

Егор Холмогоров:

По поводу визита турецкого султана могу лишь процитировать замечание Фелипе Фернанедса-Арместо.

«У России и Турции разные идентичности и у каждой есть свои союзники: они по любым меркам — европейские государства, но не обязательно должны ими оставаться. И остальным европейцам придется винить только самих себя, если русские и турки решат взяться за правило: «если не можешь к ним присоединиться — побей их». Однажды это правило может превратиться в политику».

Не верю Эрдогану от слова совсем, но гюленовцы так напортачили в отношениях Турции с Западом, что забудут это турки нескоро и свои политические очки мы с этого вероятно поимеем.

Михаил Виноградов:

Одно издание поинтересовалось сейчас, можно ли, пользуясь случаям, продавить Эрдогана на выход из нато и признание крыма.
В ответ политкорректно предположил, что цена, которую гипотетически предложила бы гипотетическая Турция за такие гипотетические шаги, неподъемна для российской экономики.

 

Патриотический портал «На Линии» в довольно предсказуемой манере объясняет, почему Западу Турция нужнее:

Отметим, что Турция сейчас нужна Западу гораздо больше, чем России — хотя бы потому, что Россия имеет союзнические или по меньшей мере терпимые отношения со всеми соседями Турции. В то время как Запад имеет дело со странами, относящимися настороженно и утомлённо к его вечным попыткам выгодно сменить в них власть, и Турция до последнего времени была его основным (и чуть ли не единственным дееспособным) союзником в регионе. Собственно, это и позволяло её руководству вести себя с Западом максимально вызывающе и выжимать всё из любой ситуации — что было продемонстрировано, в частности, во время кризиса с беженцами, когда Эрдоган с помощью вентиля от мигрантопровода вынудил ЕС на обещания, которые ЕС, скорее всего, не выполнит.

Что касается причин, по которым Россия нужна Турции — то, во-первых, нет оснований полагать, что восстановление отношений текущий президент Турецкой республики не попытается использовать для дополнительного давления на США и их сателлитов. Во-вторых же — иметь приемлемые отношения с соседней антизападной державой полезно даже для союзника Запада, которого только что пытались свергнуть под доброжелательное западное молчание.

 

А вот отдельные наблюдатели считают, что обиды Владимир Путин не забыл, и об этом говорит даже место встречи с Эрдоганом.

Станислав Белковский:

Принимать Р. Т. Эрдогана в Греческой гостиной — это хорошо, но еще не до конца хорошо.
Совсем хорошо было бы в Курдской спальне.

По сообщению сайта Радио Свобода