Facebook | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

38 ПОВТОРЕНИЙ

Дата: 28 января 2014 в 15:34

Ольга Шишанова
38 повторений, или Сквозь время и пространство
Султан Иляев почти шесть месяцев творил памятник скакуну Кулагеру, что сегодня встречает путешественников на трассе АстанаЩучинск в десяти километрах от столицы, он создавал памятник Великому Шелковому пути в городе Сайраме, а сегодня является еще и автором 38 картин, представленных на его персональном вернисаже в Музее современного искусства Астаны
— Султан Ганиевич, художники стремятся избегать повторений. Почему вдруг такое название?
— Начну с того, что в исламе не разрешалось изображать людей напрямую. А значит, художникам приходилось в иносказательной форме создавать свои произведения, зашифровывая смысловое значение картин в орнаментике и с помощью различных символов. Я об этом знаю не понаслышке — мой отец собрал коллекцию из более чем трех тысяч орнаментов, и ни один из них не повторяет значение другого. К сожалению, в современном мире их интерпретация претерпевает различные изменения и наносится, скажем, на не совсем подходящих конкретно для каждого орнамента местах. Например, символ, когда-то украшавший пояс или отвороты рукавов на одежде, сегодня может красоваться на спине или идти по подолу, а ведь это не правильно. Всему и каждому должно быть в этом мире свое место. Именно поэтому я назвал свой вернисаж повторением, надеясь, что смогу показать художественную интерпретацию символов, которые до сих пор хранятся в народной памяти.
— В одном из интервью с Вами прозвучали слова, что «казахстанские дизайнеры отобразили на банкноте в тысячу тенге наскальное изображение, ставшее гербом Якутии»...
— Я не думаю, что это может быть такой уж большой проблемой в художественном мире. Символика древней и могучей цивилизации кочевников простиралась на большую часть Евразийского пространства. Да и в мире есть подобные примеры. Например, некоторые графические африканские символы давно стали приобретением французов, используясь в обычной, повседневной жизни. И это считается нормальным. 
— Вы занимаетесь скульптурой, пишите картины, а в чем Ваше истинное призвание?
— Основная концепция моих произведений — это стремление выйти за пределы обыденного, трансформация из уже существующих в новые состояния. Я стараюсь создавать каждый раз свою индивидуальную стилистику, несмотря на название выставки, не повторяться, но быть узнаваемым. Возможно, кто-то не сразу сможет вникнуть в систему моих образов, но надеюсь, что по истечении времени все-таки примет их. Не хвалясь скажу, что мне об этом часто так и говорят.
— Как Вам удаются необычные эффекты, что влияют на восприятие Ваших произведений?
— Во-первых, я стараюсь использовать декоративную звучность колорита, броскость и эффектность пластической формы, построенной на неожиданных сопоставлениях разнородных элементов. Да и моя фантазия часто создает мир пластических существ, свободно меняющих форму и положение в пространстве. Таким образом я надеюсь открыть новые просторы для собственного самовыражения.
— И в результате получаются произведения иносказательного плана?
— Да, это не элементарные формулы с заранее понятным ответом, а в некоторой степени сложные или же простые смысловые системы, но со своей внутренней противоречивостью или даже неопределенностью смысла, которая тоже имеет свой собственный содержательный характер. Причем я стараюсь, чтобы в предметном мире моих произведений прослеживались как можно чаще компоненты казахского декоративно-прикладного искусства, обладающие этнокультурными характеристиками и служа маркерами национальной культуры.
— Поэтому искусствоведы говорят, что мир в Ваших картинах есть факт видения, а не существования?
— Я считаю, что у каждого все равно свой индивидуальный взгляд на любую вещь в этом мире или проявление, в том числе и у искусствоведов. Наверняка это только отражение взгляда, а не общность живых, сущностных предметов, которые погружены в особый пространственно-ритмический строй моих картин. Время в них растворилось в пространстве, всегда несущем в себе начало вечности. В одном знаке тысячи смыслов. Осмысление действительности уступает место ее символической трансформации, равнозначно как в потоке сознания выстраиваются реалии жизни.
— Однако кроме картин в Вашей творческой биографии немалое место занимает монументальное искусство, дизайн и мозаика.
— Действительно, я очень люблю заниматься пространственным оформлением больших зон и рекреаций, что напрямую связано с моим творчеством с группой Monart. Кроме того, я автор памятников Акпан батыру и Сабыру Рахимову в Шымкенте, Кабанбай батыру в Туркестане, коню Кулагеру в Акмолинской области и многих других, чем очень горжусь. Если говорить о больших цельных композициях, то, например, комплекс «Жибек жолы» в Сайраме кажется мне привлекательным своим удачным пространственным решением площади, где мы постарались создать особую среду, которая настраивает зрителя на личностное воспроизведение древнего Шелкового пути. Или выразительная пространственная композиция «Алтын агаш» со своей конусообразной доминантой, символизирующей мировое дерево. Возводя ее, мы постарались сделать так, чтобы птица на вершине, воспринимаясь зрителем издалека и с различных точек зрения, впечатляла своей масштабностью и в то же время пластической заостренностью. Ну а сочетание декоративных форм, выполненных цветной мозаикой, с цельной конструкцией из стекла, напоминающей юрту, в центре комплекса «Хан-Корган» должно было выделить его эстетически, облагораживая одновременно ландшафтную зону. При этом водно-мозаичная композиция и ее ритмически разнообразный строй смогли выгодно контрастировать с гладкой круглой поверхностью самого центрального сооружения.

Справка «НП»
Султан Иляев родился в 1954 году в семье художника.
В 1977 году окончил художественно-графический факультет Шымкентского государственного педагогического института и стал преподавателем в Алматинском художественном училище имени Кастеева.
В 1981 году принят в члены Союза художников СССР.
С 1978 по 1991 год — главный художник Шымкента.
с 1991 по 1995 год — председатель Союза художников Южно-Казахстанской области.
С 1995 года — главный художник города Шымкента, заместитель начальника управления дизайна акима города.
С 1998 года — член Союза дизайнеров РК.
В 2013 году присвоено звание «Заслуженный деятель РК».
С 2010 года — председатель правления Шымкентской организации Союза художников РК.

Астана

По сообщению сайта Новое поколение