Facebook | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

«Правонападению» два года // Краткий отчет о проделанной работе

Дата: 11 января 2013 в 04:08

Подавляющее большинство наших дел касается жилья для сирот. Всеми правдами и неправдами во всех регионах России чиновники, обязанные обеспечить жильем сирот, окончивших школы-интернаты, стараются, наоборот, жилья детям не давать. Это беспроигрышные дела, мы выигрываем их в ста процентах случаев. Выиграть в суде дело о жилье для сироты проще простого. Куда сложнее прорваться сквозь бюрократические рогатки и довести дело до суда, а потом добиться фактического исполнения судебного решения. Здесь есть у нас и победы, и бессилие перед лицом бесконечной чиновничьей волокиты. В Красноярске, например, наши подопечные Нина и Саша Гусевы получили квартиры. А в Туле Инна Горохова, чье дело мы выиграли на бумаге, до сих пор томится в очереди, ждет жилья, в предоставлении которого никто больше Инне не отказывает, но которого никто и не выдает.

Кроме квартирных историй, которые у нас более или менее поставлены на поток, мы за истекший год начали и довели до победы целый ряд новых дел, каждое из которых может лечь в основу целого направления правозащитной деятельности. Мы гордимся, например, делом Оли Мещеряковой, девочки с несовершенным остеогенезом (повышенной ломкостью костей), которой директор школы не разрешала учиться на общих основаниях вместе с другими детьми. Директор как бы заботилась о безопасности девочки, а на самом деле — о своей безответственности. Без всякого суда нам удалось убедить местный департамент образования в том, что девочка имеет право на инклюзивное образование. Оля пошла в школу.

Другая девочка с несовершенным остеогенезом — Дженнет Базарова — получила в минувшем году российский вид на жительство. Дженнет — гражданка Туркмении, но в Туркмении не лечат несовершенный остеогенез. Лечат в Москве. Девочка с сестрой и мамой жила в Москве на птичьих правах, получала лечение от основной своей болезни. Ей нельзя было вызвать врача из поликлиники, она не имела права на инвалидность, на замену инвалидной коляски или на визу в третью страну. В порядке исключения (как и Жерару Депардье) девочке, ее сестре и маме был предоставлен российский вид на жительство. Только, кажется, ей это значительно нужней, чем Жерару Депардье: она получила российскую инвалидность, учится в школе, посещает поликлинику, зарегистрирована по месту жительства, получила американскую визу и отправилась (на собранные вами, друзья, деньги!) обследоваться в США. К сожалению, от несовершенного остеогенеза того типа, которым больна Дженнет, пока нет лекарства, оно в стадии разработки, и девочка будет включена в первые же клинические испытания нового препарата.

Мы надеемся, что отдельным серьезным направлением нашей работы станет борьба за права на лечение детей с детским церебральным параличом. От имени группы таких детей к нам обратилась Юлия Солдина. Мы предали гласности тот факт, что компания-посредник, отправляющая российских детей с ДЦП лечиться в венгерский институт Пете, получает стопроцентные комиссионные, то есть вдвое завышает цену, которую платят налогоплательщики. Эту ситуацию не только мы находим отвратительной. Глава соцзащиты Москвы Владимир Петросян обещал нам перезаключить договор с институтом Пете, исключить или усовестить зарвавшегося посредника, что позволило бы отправлять на лечение больше детей с ДЦП. К тому же господин Петросян обещал открыть в Москве отделение института Пете и других институтов, занимающихся лечением ДЦП. Мы этих обещаний господина Петросяна, конечно же, не забудем и будем помогать ему всеми способами вплоть до обращения в суд.

Отдельное направление — спинальники, дети с последствиями грыжи спинного мозга. Это распространенная патология, этих детей примерно столько же, сколько детей с пороками сердца. Но их диагноз даже не включен в «исчерпывающий» перечень диагнозов Минздрава. В прошлом году у нас появилась первая девочка-спинальница, чья мама настаивает на праве дочери лечиться. Подготовлен и подан иск. Наша правота казалась судье столь очевидной, что, принимая жалобу, судья настаивала на досудебном решении. Но увещевания судьи не убедили ответственных чиновников. Предстоит судебное разбирательство; мы, конечно, будем информировать вас.

Таковы лишь некоторые наши дела. Полный и подробный отчет «Правонападения» вы можете прочесть на сайте Русфонда. Мы благодарим всех, кто поддерживал нас пожертвованиями. Мы хотели бы рассчитывать на вашу финансовую поддержку проекта и в новом году. Особая благодарность управляющему партнеру G2 Capital Partners Григорию Гусельникову.

Весь сюжет rusfond.ru/pravonapadenie

По сообщению сайта Коммерсантъ