Facebook | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Из свежей почты

Дата: 11 января 2013 в 04:08

Кирилл Бегаев, 2 года, детский церебральный паралич, спасет курсовое лечение. 188 200 руб.

Беременность протекала нормально, но на всякий случай последние две недели я провела в стационаре. Однако во время родов у малыша остановилось дыхание. Как нас спасали — страшный сон, лучше не вспоминать. Месяц в реанимации. При выписке сказали, что теперь все будет хорошо, но дома Кирюша непрерывно кричал. Через месяц у него взяли пункцию и сообщили, что состояние крайне тяжелое. Гипоксически-ишемическое поражение центральной нервной системы, смешанная форма ДЦП — это последствия родовой травмы. Мы ездили по клиникам, делали массаж, пока средства позволяли. Сын не держит голову, неподвижен, слеп, ест перетертую пищу. Помогите попасть в Институт медтехнологий (ИМТ). Мне 21 год, студентка, мать-одиночка. Все расходы легли на моих родителей, но лечение в ИМТ им не оплатить. Раиса Бегаева, Мордовия

Невролог ИМТ Елена Молодыченко (Москва): «Надо срочно начать терапию, пока Кирилл мал,— развить речь и моторику, добиться опоры на ноги. Он научится ходить и говорить».

Настя Соловьева, 9 лет, сахарный диабет 1-го типа, спасут инсулиновая помпа и расходные материалы. 199 676 руб.

Настя не съест лишнего, а сладости с праздников приносит сестре. Помогает ей бабушка 82 лет. Вместе подсчитывают хлебные единицы, ставят по пять раз на день инсулин, измеряют уровень сахара. Многого удалось добиться: дочка отлично учится, стала победительницей в общеобразовательной олимпиаде, учит с папой немецкий язык. Все это дается Насте куда сложнее, чем сверстникам, достижения висят на волоске: диабет не поддается регулировке. Сахар скачет без причины, а это неминуемо ведет к тяжелым осложнениям. Насте поможет только инсулиновая помпа, самим ее не купить. Просим помощи у вас! Светлана Соловьева, Калининградская область

Врач-эндокринолог городской детской поликлиники N1 Наталья Пашкевич (Калининград): «Постановка помпы стабилизирует течение болезни у Насти и предотвратит развитие тяжелых осложнений».

Аня Горбылева, 1 год, расщелина верхней губы, спасет операция. 133 тыс. руб.

Еще в роддоме заметили, что у Анютки скрытая расщелина верхней губы. Сразу исправить дефект не удалось, так как из-за вывиха бедра дочка восемь месяцев была закована в гипс, но с этим мы справились: недавно она начала ходить. Да и кардиолог не давал разрешения на операцию, пока не улучшится состояние сердца. Только сейчас появилась возможность исправить дефект. В нашем городе нет высококвалифицированных специалистов, вот мы и обратились в столичную клинику. Но оказалось, что на такие операции государство квоту не выделяет, они почему-то считаются косметическими. А самим не оплатить. Я инженер, сейчас в декрете, муж прораб на стройке. Половина его заработка — 20 тыс. руб.— идет на погашение ипотеки за однокомнатную квартиру. Представьте, каково жить на то, что остается. Очень надеемся на читателей Русфонда. Наталья Горбылева, Рязанская область

Руководитель Центра челюстно-лицевой хирургии Виталий Рогинский (Москва): «Кожа над расщелиной сохраняется, а мышцы расщеплены, верхняя губа укорочена. Девочке трудно принимать пищу, есть проблемы с речью. Необходим полный объем хирургических приемов, как при сквозной расщелине».

Аня Чекулаева, 2 месяца, врожденная двусторонняя косолапость, спасет лечение. 120 тыс. руб.

Врачи торопят, а мы не можем оплатить счет. Я работала бухгалтером по срочному договору, и накануне оформления декретного отпуска меня уволили. Муж сотрудник вневедомственной охраны областного управления МВД, гасит ипотечный кредит за квартиру, да еще я с двумя дочками (Алена моя дочь от первого брака, алиментов нет) на его иждивении. Лечить Аню начали сразу после выписки из роддома. К косолапости добавилось ограничение подвижности локтевых и тазобедренных суставов. Участковый врач обронил: «Ничто вам не поможет». Даже не удалось встать в очередь на процедуры: в поликлинике глобальный ремонт! Нашли платного массажиста. Тепловые процедуры проводили дома, как сумели. Ортопед (на платной консультации) назначил лангеты, а гипсовать не стал. Все ортопеды города отказались! Один, правда, взялся, но ножки Ани отекли и посинели. Мы сами пилили и резали гипс, замучили ребенка и себя. Поняв, что здесь дочь не вылечить, я связалась с Ярославлем, где освоен метод Понсети. Молю, помогите с оплатой! Варвара Чекулаева, Новгородская область

Заместитель главного врача больницы имени Н. В. Соловьева Юрий Филимендиков (Ярославль): «Надо поскорее начать комплексное лечение Ани по методу Понсети. Мы поможем!»

Альбина Гребенщикова, 2 года, врожденный порок сердца, множественные дефекты, спасет операция. 185 тыс. руб.

Внимание! Цена операции 285 тыс. руб. Компания ТТК внесет 70 тыс. руб. «Русский дар жизни» (США) — 30 тыс. руб. Не хватает 185 тыс. руб.

Альбина появилась через 14 лет после рождения старшей сестры. Беременной я прошла все обследования, в том числе и на выявление порока сердца у плода — все было в порядке. Гром прогремел через три месяца. Нашли шумы в сердце, потом дефект межпредсердной перегородки со сбросом крови и увеличением правых отделов сердца! Перепроверяли в платном медцентре, бросились к томским специалистам, они обнаружили как минимум два дефекта. Все оказалось даже хуже, чем мы ожидали. За операцию в Томске берутся, а в Барнауле малышей не оперируют. Молюсь, чтобы дыры в сердце Альбинки врачи сумели закрыть без полостной операции и осложнений, через бедренный сосуд (хоть шанс невелик), и чтобы нашлись добрые люди, помогли бы оплатить лечение. У нас простая семья, муж охранник с небольшим доходом. Оксана Гребенщикова, Алтайский край

Старший научный сотрудник Томского НИИ кардиологии СО РАМН Евгений Кривощеков: «Решение о возможности эндоваскулярной коррекции порока сердца мы сможем принять лишь после тщательного обследования Альбины в нашем НИИ».

Реквизиты для помощи есть в фонде. Возможны электронные пожертвования (подробности на rusfond.ru).

Все сюжеты

rusfond.ru/pomogite

По сообщению сайта Коммерсантъ