Facebook | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

В Украине тысячи тяжелобольных не могут получить морфий

Дата: 15 марта 2012 в 02:44

Эпидемия боли в Украине. Об этом заявила Всемирная организация здравоохранения. Десятки тысяч человек не получают необходимого обезболивания. В стране нет и самого эффективного и безопасного средства для уменьшения физических страданий — морфия в таблетках. Слово Светлане Чернецкой.

Боль. Резкая, нарастающая, невыносимая. С ней Людмила Борисовна живет вот уже полгода. Четвертая стадия рака. Морфий и трамадол — только эти наркотические препараты помогают уменьшить ее муки.

Людмила Мельник, онкобольная:

— Мне надо уколоть, а нет укола. Я говорю — Саша встал и пошел быстро к ресторану. Покупай наркотики, какие хочешь, я не знаю как.

Медсестра приходит только днем. И только тогда становится легче. Но ночью их оставляют один на один с болью, когда рабочий день человека в белом халате заканчивается. А оставить спасительную ампулу обезболивающего не позволяет закон. Не проконтролировать лично использование опиоида значит стать наркоторговцем.

Инна Федорчук, медсестра манипуляционного кабинета поликлиники №4 Черкасс:

— Когда приезжаешь утром, а видишь — человек уже ждет тебя — коли, быстрее, после ночи тяжело, наболело.

Она приезжает сюда шесть раз в день. От уколов на теле Людмилы Борисовны уже не остается живого места.

Александр Мельник, муж онкобольной:

— Вона вже поколота, представте — 10-12 уколів в сутки, в нас вже було нога загноїлася.

Но альтернативы инъекциям в Украине нет. На таблетированный морфин перешли не только Америка и Европа, но и ближайшие соседи — Россия, а в нашей стране он даже не зарегистрирован.

Виктория Томашевская, представитель по здравоохранению международного фонда:

— Это препарат, который является золотым стандартом обезболивания. И с фармакологической точки зрения, и с клинической. Основные принципы — это то, что сам пациент по часам должен принимать таблетку, так же как диабетик.

Слишком долгая процедура регистрации и слишком сомнительная с точки зрения законодательства. Пока за лицензией на производство препаратов, которые позволят больным достойно покинуть этот мир, очереди не выстраиваются.

Людмила Конашевия, начальник управления фармацевтического сектора Минздрава:

— Для того, щоб виробляти ці препарати, обіг наркотичних і психотропних лікарських засобів, це треба мати ліцензію, яку видає служба з держслужба з контролю за наркотиками. Це пов'язане з перевірками, контролюючі більше звертають увагу.

Клеймо наркоторговцев угрожает не только предприятиям, но и чиновникам здравоохранения на местах. Любые предложения по усовершенствованию помощи смертельно больным остаются нереализованными, все из-за той же борьбы с наркоманией.

Светлана Чернецкая, корреспондент:

— Это только в Черкассах около 300 онкобольных на последних стадиях. А всего по Украине десятки тысяч людей, которые медленно, в муках умирают не только от рака, но и от цирроза, почечной недостаточности, СПИДа и других смертельных заболеваний.

Светлана Чернецкая, Ирина Романова, Сергей Коваль, Подробности, Телеканал «Интер».

По сообщению сайта Подробности.ua